За тайменем на край земли

Как-то еще весной мне позвонил мой старинный друг и партнер по рыбалкам Сергей Мушенко.

А не хочешь ли ты где-то в конце сентября съездить половить тайменя, - поинтересовался он.
Не знаю. Нужно подумать.
Так думай быстрее - билеты пора заказывать.

Конечно, я уже знал, что поеду. Ну кто из рыболовов моего возраста не зачитывался теми рассказами о ловле тайменя, что печатались в альманахах «Рыболов-спортсмен»? Сердце какого бывалого туриста не заставляли биться быстрее загадочные и манящие названия: Катунь, Бия, Кола, Анадырь, Тунгуска и другие? Ведь каждое из этих названий подразумевает не просто реку, а бассейн площадью в десятки тысяч квадратных километров, с притоками, протоками и старицами, с замечательными рыбами и животными, с нетронутой природой. С 90-х годов я практически перестал ходить в походы, но устоять перед таким предложением не смог.

И вот уже позади сутки перелетов, переездов, перегрузок. Мы выгружаемся на вертолетной площадке неподалеку от Хабаровска, откуда нас через болота, горы и тайгу «вертушкой» должны забросить на самый «край края» земли. Перед нами настоящее вертолетное кладбище или, может быть, музей отслужившей свой срок техники. И тут выясняется, что лететь мы должны на одном из экспонатов этого музея. Зеленая машина, судя по номерам и пятнистым бокам, принадлежала когда-то военному ведомству. Утешая себя тем, что пилоты тоже жить хотят, грузим свои вещи в «птичку», рассматриваем ее детали и фотографируемся на ее фоне.

-    Лопасть хорошо привязана? - спрашиваю пилота и показываю на красную тряпочку у самого основания лопасти.
-    Не надо фотографировать,  - буркнул пилот, - это сальник. Наконец вещи и пассажиры загружены, можно взлетать. Пилот предупреждает:
Только не садитесь у шторок загрузочной двери в конце фюзеляжа, а то в прошлый раз они открылись и
все высыпались.
Ничего, мы в этот раз повесили замок, - отвечает наш проводник Олег Абрамов.
-    Тогда взлетаем.

Но не тут-то было - перегруженный вертолет заревел, задрожал, запрыгал по площадке, но взлетать отказался. «Кого-то высадят», - подумал я. Не высадили, просто изменили тактику - вертолет, увеличивая скорость, начал разбег и, наконец, принялся медленно набирать высоту. «Хорошо бы успеть», - размышлял я, оценивая расстояние до забора в конце поля (как потом оказалось, такие мысли в тот момент были не только у меня). В вертолете что-то защелкало, вибрации усилились, он взлетел выше, пронесся над самым забором и, заложив левый вираж, стал набирать высоту. Теперь внизу под нами был город, какие-то дачи и, самое главное, огромная и красивая река Амур.

Несмотря на самый низкий в сезоне осенний уровень воды, Амур поражает своими размерами. Рукава шириной с Днепр, заливы, протоки, впадающие реки. И рыбалка в Амуре замечательная. В нем водится более ста видов рыб, в том числе белуга и калуга (поимка двухсоткилограммовой калуги здесь до сих пор не редкость), верхогляд и змееголов, а также амурский жерех и амурская щука - пятнистая, как леопард, с раскраской под форель. В Амур заходят на нерест все разновидности лососевых дальневосточного бассейна. В 90-е годы рыбные запасы Амура были сильно подорваны. Добыча черной и красной икры привела к снижению рыбных запасов - уменьшению количества рыбы и ее размеров. Процветало браконьерство, в том числе и узаконенное - с лицензиями. «Помогли» китайцы. Два года назад в результате экологической катастрофы на территории Китая в Амур вылились отходы, содержащие фенолы. Средства массовой информации сообщили, что это сильный яд (что соответствуют действительности) и что рыбу из Амура нельзя употреблять в пищу (что тоже соответствует действительности). Рыбу перестали покупать, а значит, и ловить. В результате за два года ее количество в Амуре заметно увеличилось, увеличились и размеры пойманных при контрольных отловах экземпляров.


Вот мы отвернули от Амура и летим над бескрайними болотами, затем над такой же бескрайней тайгой и, наконец, над потрясающим, удивительной красоты разлогим хребтом, совершенно непохожим на какие-либо другие горы. Его северная сторона уже сверкает свежевыпавшим снегом, южная еще зеленеет. В долинах между хребтами извивается бесчисленное количество речушек. И водится в этих речушках сиг, хариус, ленок,  в определенное время  года проходной лосось и, конечно, хозяин таежных рек - таймень. Вот показалась и конечная цель нашего похода - извилистая, как змея, быстрая и красивая речка Медведица. Абрамов, наш легендарный проводник, находит подходящую косу для посадки, на которую мы садимся и быстро-быстро выгружаемся. Сальник из красной тряпочки не подвел. Вертолет взлетает и, сдув в воду мою кепочку, которую я тщетно пытался придержать рукой, исчезает за ближайшим поворотом реки. Все - на сотни километров в любую сторону ни души, и, как поется в известной туристской песне: «Кругом тайга, одна тайга, и мы посередине».

Очень быстро собираю спиннинг. Самый интересный, самый волнующий момент - первые забросы на совершенно новом для тебя водоеме. Особенно если где-то в глубине души веришь, что на его берегах не ступала нога человека. На самом деле таких мест уже давно нет - с 50-х-60-х годов прошлого века, но осознавать это, конечно, не хочется. Сразу возникает вопрос: а на что же ловить? Учитывая условия похода, взять с собой все нужные снасти и все любимые приманки было просто невозможно. Поэтому перед поездкой я собирал  советы   «бывалых»,   которые сводились к тому, что лучшая колеблющаяся блесна для ловли тайменя - это KUUSAMO, «вертушка» - BLUE FOX №6, лучший воблер - это «составник». Но на «вертушку» без крайней надобности я не ловлю уже много лет, так что взял с собой в поход пару десятков «колебалок» и чуть больше воблеров. Взял те приманки, которые сам интуитивно, ведь я никогда раньше не ловил тайменя, счел подходящими. Кстати, на «вертушку», которую все же взял с собой, я так и не ловил, а на «составник» ловить пробовал, но не поймал ни одной рыбы.

Пристегиваю исключительно красивый и дорогой японский воблер ручной работы (по виду и окраске вылитый ленок), с красивой устойчивой размашистой игрой, идущий в 20 см от поверхности. Становлюсь чуть ниже переката, вода прозрачная, как стекло. Заброс - и на моих глазах из глубины выскакивает 60-сантиметровая рыба, хватает воблер, сильно дергает... срывается и скрывается в темной глубине. Вот это да! И это на первом же забросе в совершенно незнакомом месте! Еще несколько забросов не приносят никакого результата. Подходит белорусский мастер-таймешатник, автор многих статей о ловле этой рыбы, Олег Закржевский и с первого заброса «вертушки» вытаскивает «моего» почти трехкилограммового ленка. Аккуратно снимает его с тройника и отпускает назад в реку. Я понимаю, что нужно сменить воблер, поэтому ставлю маленький раскрашенный под форельку (беленький с черными точечками) Yo-Zuri и ухожу подальше от всех вниз по течению, облавливая по пути места, которые мне кажутся интересными. Совершенно неожиданно на струе выше переката, при глубине порядка 30 см, чувствую удар и после непродолжительной борьбы вывожу такого же красивого трехкилограммового, как мне кажется, крупного замечательного ленка.

Иду еще дальше вниз по течению. Здесь река разбивается на рукава. Нахожу место, где глубина позволяет, и перехожу на другой берег, где продолжаю облавливать те места, что кажутся мне перспективными. Так я отошел достаточно далеко от своей группы и вдруг увидел на берегу следы босых ног. Они привели меня в большое расстройство: стоило ли ехать за тысячи километров, чтобы попасть на чей-то пляж. Хотя... вода всего +6°, температура воздуха +12°. Странно, столько босых следов. Начинаю их рассматривать. Да это же следы снежного человека! Ети! Когда-то в журнале «Наука и жизнь» печатались их снимки, рассказывалось о снежном человеке. Вот это да! Встретиться со снежным человеком - ради этого стоило ехать на край света. След широкий - пятка по ширине моего сапога, но короткий узкий подъем, никакого плоскостопия, хорошо отпечатанные четыре пальца. Я еще раз внимательно присматриваюсь и вижу, что впереди четырех пальцев, сантиметрах в 10-15, четыре таких дырочки в песке... Понимаю - это когти. Да, по-видимому, это не снежный человек, а это медведь. Становится неуютно - вокруг кусты, бурелом, тайга. Я посмотрел по сторонам и решил, что лучше все же вернуться к лагерю.

Медвежьи следы нас сопровождали на протяжении всего нашего похода, иногда они подходили очень близко к лагерю, иногда их можно было утром увидеть у самой палатки. Обычно эти следы были не очень большие, но однажды мы наткнулись на следы действительно громадные, ну, наверное, как у белого медведя или у гризли. Мы попали не в тот рукав и, опасаясь, что этот рукав уведет нас вообще в какой-то другой бассейн, захотели вернуться. Но сделать это против течения было невозможно, и мы решили сделать маленький обнос, для чего нужно было перетянуть наши лодки через тайгу метров 150-200. И там мы наткнулись на действительно громадные следы медведя, в диаметре где-то не меньше 30 см. Они нас впечатлили очень сильно, и мы после этого старались не отходить далеко от лагеря. Были у нас и две интересные встречи с медведями. Причем один медведь повел себя совершенно неадекватно. Мы в тот момент как раз ужинали, а неутомимый Закржевскии отправился ловить хариуса. Вдруг мы слышим крик, все поворачиваемся и видим: Олег стоит, не шевелясь, и смотрит на противоположный берег (речка там шириной метров 30-40), а на него с другой стороны смотрит громадный медведь. Вдруг медведь бросается в воду и плывет по направлению к нашему берегу. Мы, конечно, стали кричать, хлопать в ладоши, вообще создавать всяческий шум, но медведя это не впечатлило, и он продолжал плыть. Когда до берега оставалось метров 15, раздался выстрел - это наш проводник Олег Абрамов нашел-таки ружье и начал стрелять в воздух. Услышав выстрел, медведь медленно, нехотя развернулся, переплыл назад на противоположный берег, там остановился, оглянулся, посмотрел на нас и не спеша ушел в тайгу. Надо отдать должное Олегу Закржевскому - когда мы у него спросили, почему он не попытался убежать, он ответил: «Ну, побегу я, но от медведя не убежишь, ведь бегает он со скоростью лошади. Это, во-первых. А во-вторых, ну что ж я, прибегу в лагерь и приведу за собой медведя? Чем это может кончиться? Я понимал, что вы будете искать ружье и до этого момента стоял и не шевелился». Так что Олег не только отличный рыболов, он еще и очень мужественный человек.

Похожая встреча у нас была с другим медведем, который тоже с противоположного берега поплыл к нам, но это был небольшой мишка. Мы начали кричать, он развернулся, переплыл назад, на берегу сначала спрятался за корягу, потом вылез на обрыв и наблюдал за нами оттуда. Ему, видимо, было очень интересно, но и страшно, и он ушел. Известный в Хабаровском крае проводник Юрий Орлов, услышав уже после похода наш рассказ о смелом медведе, который не боялся крика, шума, предположил, что это медведь, обиженный человеком, в которого стреляли или геологи или золотоискатели. И сказал, что, конечно, встреча с ним очень опасна. Большое же количество медведей на берегу говорит о том, что недавно прошел нерест кеты и горбуши. Юрий много и интересно рассказывал о встречах с медведями. Вот, например: как-то ночью слышит он шум возле палатки - что-то стучит возле ящика с продуктами, Ну, думает, кто-то из туристов решил поужинать. Утром выходит - медвежьи следы. Мишка нашел в ящике с продуктами стеклянную банку с домашним малиновым вареньем, взял ее, отнес метров на пятнадцать в сторону, открыл крышку, съел варенье и вылизал банку. Потом банку поставил, аккуратно накрыл ее крышкой и ушел. В другой раз слышит: кто-то дергает растяжки палатки. Выглянул: сидит  молодой медведь и дергает растяжку, как гитарную струну. Дернет и слушает, как растяжка вибрирует. Минут пятнадцать играл, потом ушел. Медведей в тех краях очень много, но сейчас им грозит истребление. Китайцы скупают медвежьи лапы для какого-то национального блюда, медвежью желчь на лекарства, и уже в тайге находят убитых медведей без лап и с вырезанными желчными пузырями.

Но вернемся к нашему походу. На следующее утро, позавтракав, мы двинулись сплавом в путь, облавливая по ходу все интересные места. Вот у меня поклевка - и первый таймень-малек весом около килограмма. Красивый, серебристого цвета - типичный лосось. Все рассказы о каком-то особом сопротивлении этой рыбы оказались явно преувеличенными, щука такого же размера сопротивление оказывает гораздо большее. Взял он в устье какой-то старицы, на свале, на переходе с мелководья на глубину с сильным течением. Дальше поклевки стали случаться чаще, а таймени стали попадаться крупнее. Подходим к очередному интересному месту, где течением нанесена громадная гора из деревьев -так называемый залом. И вот из-под этого залома сразу две поклевки, и мы вытаскиваем двух тайменей. Товарищ чуть поменьше, а у меня где-то на 5 кг. Это уже была первая рыбка, которую не зазорно было и сфотографировать.

Но нам было обещано, что у каждого из нас будет шанс побороться с по-настоящему крупной рыбой, что у каждого будут хорошие поклевки. Однако по каким-то причинам крупные таймени ловиться не хотели, хотя наш проводник рассказывал, что в предыдущем походе, буквально перед нами, было поймано три тайменя весом более 30 кг каждый. Вот, наконец, у меня первая «настоящая» поклевка. На плесе я бросил «колебалку» в сторону глубины и вел блесну со средней скоростью, тут удар - и сразу чувствую, что это крупная рыба, что в лодку ее не взять. Мы пристаем к берегу, недолгое вываживание, и помогающий мне взять рыбу товарищ выкатывает на гальку тайменя весом килограммов 12-15. Это, конечно, очень красивая рыба, уже совсем непохожая на того самого первого таймешонка с узкой мордой. У этого тайменя громадная пасть, которая позволяет ему питаться той же горбушей, идущей на нерест. Ведь в период нереста именно лососевые составляют основную его пищу. Мы фотографируемся с тайменем и отпускаем его в реку. Позже мне удалось поймать еще одного тайменя такого же размера, причем в совершенно типичном для этой рыбы месте. На границе быстрого и медленного течения был такой явный свал, который тянулся параллельно течению. Мы прошли мимо этого свала, я бросил воблер назад на мель, протянул его на глубину, и буквально в тот момент, когда приманка пересекала границу мели и глубины, последовала поклевка.

Когда, вернувшись в Киев, я рассказывал друзьям о поимке этих рыб, один из них спросил: «А знаешь ли ты, что есть примета, по которой, если убить тайменя, то это принесет несчастье в семью, что можно потерять близкого человека?» Сам он был на Сахалине, поймал крупного тайменя, и в эти же дни у него в Киеве умер брат. Но мы, конечно, всех тайменей отпускали, и я вообще был удивлен отношением наших проводников к тайменю, вообще к рыбе. Как они бережно относятся к тайменям, как боятся передержать их на воздухе! Оберегают от солнечных лучей, стремятся быстрее их отпустить, аккуратнее снять с крючка. Юрий Орлов рассказывал, что ему попадались таймени и по 40, и по 50 кг. Было время, когда он на плавнике пойманной рыбы делал зарубку. Из года в год он ловил одних и тех же тайменей, наблюдал, как они растут, некоторых узнавал буквально «в лицо». Но так относятся к этой рыбе пока еще не все, и после того, как ему рассказали, что москвичи поймали и съели тайменя с пятью его зарубками, он очень расстроился, и чтобы в будущем не получить инфаркт, перестал метить рыбу.

Я все-таки дождался своего шанса, своей поклевки. Мы пристали в месте, где речка разбивалась на рукава. Там, прямо под ногами, начиналось обратное течение, а чуть дальше, где оно кончалось, какая-то часть потока уходила в правую сторону, а основное русло поворачивало налево. Я бросил блесну так, чтобы она при проводке прошла по границе обратного течения и основной струи, и буквально у меня под ногами произошла поклевка. Поклевка удивительно сильная, мощная. Понятно было, что рыба попалась громадная. Таймень бросился вниз по течению, по струе, и удержать его было практически невозможно. Катушка была затянута достаточно сильно, но, конечно, я контролировал ее затяжку и нагрузку, которую испытывала вся снасть. Мне удалось сдернуть его вправо, в обратку, и он пошел ко мне. Мне даже удалось подвести тайменя практически к самому берегу, и я уже высматривал отмель, куда его можно было бы вывести. Но тут он совершил мощный рывок, опять выскочил на стремнину и понесся к противоположному берегу, который был метрах в двадцати. Все бы ничего, но берег в том месте был весь завален упавшими деревьями, и я понимал, что если тайменя пустить в эти коряги, то вывести его оттуда будет уже невозможно. Поэтому попытался еще раз сдернуть его в правую сторону. Таймень вышел на поверхность, показался во всей своей красе, продемонстрировал свои размеры... и сошел. В длину он был не менее полутора метров. После этого он еще раз выпрыгнул из воды и ушел. Если честно, то я в тот момент даже не расстроился. Ведь все равно его надо было отпускать, а так он показался, мы его увидели. Вот только не удалось сфотографировать. Когда вынул блесну, оказалось, что таймень не просто сошел. На этой специальной лососевой блесне были два мощных крючка, привязанные шнуром где-то 0,6-0,8 мм. Такой шнур должен выдерживать нагрузку, наверное, под 100 кг. Прочность «самого слабого звена», а именно шнура на шпуле, всей остальной снасти была рассчитана приблизительно на 16-18 кг. И снасть выдержала, а в несколько раз более прочный шнур на блесне порвался. То ли это был заводской брак, то ли порвавшийся шнур как-то попал на зубы тайменя и перетерся, то ли, снимая перед этим с крючка рыб, я повредил шнур зажимом. .. Но что бы там ни было, рыба ушла. А буквально через 20-30 минут, когда мы были на противоположном берегу, на большом ровном плесе шириной метров 50, где рыбу вываживать было очень удобно, Олег Абрамов поймал тайменя на 35 кг. Длиной он был чуть меньше полутора метров, а в обхвате более 70 см. Доказал-таки свой высокий класс наш легендарный проводник! Олег Абрамов - человек вообще очень известный. О нем, как о проводнике, ходят легенды. Когда я услышал одну из таких легенд, то вначале поду мал, что это просто байка, но потом нашлись очевидцы, да и сам Абрамов нам тоже рассказывал об этом случае. Какая-то московская группа собралась снимать фильм о ловле тайменя, и его пригласили проводником. Они сплавлялись по интересной реке, рыбы было много, но крупный таймень принципиально ловиться не хотел. Поход уже подходил к концу, а не одной крупной рыбы так и не было поймано. А ведь большая группа специально приехала за многие тысячи километров снимать именно крупного тайменя, так что можно было считать, что немалые деньги и время были потрачены зря. Ну и авторитет проводника страдал. И вот неожиданно уже в последний день у кого-то из москвичей поклевка настоящего тайменя. «Не затягивай катушку», - кричит ему Абрамов. Москвич, как всегда очень самоуверенный, отвечает, что у него все под контролем. Но контроль, видимо, был недостаточно грамотным, и на снасти рвется шнур. Но не на узле у блесны, а возле самой шпули. Все расстроено вздыхают, и тут Олег прыгает в лодку, потому что видит - шнур скользит по поверхности. Догоняет шнур, хватает его, наматывает на руку и на ходу начинает вываживать этого тайменя. Подводит рыбину к лодке, которую как раз вынесло на отмель с глубиной порядка полуметра, но тут таймень совершает рывок и рвет шнур уже у самой блесны. При этом он с разгона выскакивает на мель и там останавливается. Олег прыгает в воду, прижимает тайменя к себе, но вместе они попадают в более глубокое место. И вот, то скрываясь под водой, то выныривая, толкаясь каблуками в сторону берега, Олег добрался до каменистой отмели, развернул рыбу, и таймень просто вывез его на мелкое место. После этого Олег нашел прибившуюся к берегу лодку, погрузил в нее тайменя и привез его москвичам. 1/1 те смогли снять запланированный фильм.

Наш поход подходил к концу. Река стала широкой, полноводной. Появились лодки эвенков, которые, конечно, и тайменей едят и оленей, медведей стреляют. Но упрекнуть их не в чем - это способ их существования. Вот мы уже в условленном месте, нам пора домой, однако вертолет за нами почему-то не прилетает. Как потом оказалось, в горах была пурга, которую он не смог преодолеть. Говорят, два раза чуть не упал, а вертолетчиков просто выносили из кабины, поскольку они буквально примерзали к штурвалам.   Продукты  у  нас кончились. Мы ловили ленков и, как всегда бывает в таких случаях, смотрели на небо и считали дни и часы. И думали, а что же будет, если вертолет еще день не прилетит, и мы не успеем на самолет. Однако погода в последний момент порадовала нас солнышком, прилетел красивый бело-голубой вертолет Аэрофлота и повез нас обратно к цивилизации через уже абсолютно засыпанные снегом горы. На следующий день мы улетели в Москву.

Все мы рано или поздно задаем себе вопрос: а что же нас привлекает в рыбалке? Лично я абсолютно уверен, что на любой рыбалке поимка рыбы, даже очень крупной, это не самое главное. Важнее общение с природой, с красотами, с восходами и закатами, и, конечно, с рыболовной компанией, в которой ты находишься. Я благодарен всем тем людям, с кем мне довелось провести эту неделю. У меня в жизни бывали походы, после которых мы возвращались в разных самолетах. А здесь у нас не было ни одной ссоры, ни одной размолвки. И мы договорились в следующем году поехать тем же составом в еще более дикие и интересные места.
 
Сергей Карабут
 
Рыболовный мир №1 2008г.
13 февраля 2009, 10:30
4542