Павел Зайцев

Украина, Полтавская область, Кременчуг
17 подписчиков
513 / 0.12
Он с нами с 02.12.2008 г.

Возвращение к спиннингу

    Всему свое время. И спиннингу тоже. По большому счету, при особом желании я мог бы начать спиннинговать еще весной — в апреле или мае, с берега. Вот только удовольствием бы это было сомнительным. Дело в том, что на Псле, в тех краях где я ловлю, катастрофически мало удобных мест для ловли с берега; при этом коряг здесь, наоборот,  несказанно много. Всё вместе это заметно понижает желание забрасывать в воду посторонние предметы, коими являются разного рода воблеры, блесны и прочие силиконы. Причем желание это окончательно пропадает, если  попробовать ловлю с лодки, которая заметно расширяет рыболовные и прочие горизонты, превращая рыбалку в чистое наслаждение.

    Поэтому весну я провел с удочкой и донкой. Но уж летом, при первом же удобном случае, я ни секунды не сомневался насчет места, в которое рвану теперь.

      Хотя всё вышесказанное далеко не значит, что спиннинг начал меня волновать только летом. Он беспокоил меня и весной, и даже зимой. Дело в том, что я уже давно, еще с прошлого сезона, хотел собрать себе новый спиннинговый комплект. Ну не устраивало меня ни удилище, с сомнительным тестом и строем, ни катушка, душераздирающе шуршащая, и при первой же возможности норовящая сбросить петлю. Ну не нравилось мне, что за две рыбалки на петли у меня уходило сто метров лески — сначала я, тратя время, с переменным успехом их распутывал, а затем просто срезал. И анимация приманок, которую можно было делать только локтем,— потому как кисть из-за неадекватного обстоятельствам спиннинга сразу отваливалась,— мне тоже не нравилась.

    И эпопея выбора новой снасти началась, началась еще в январе, закончившись только к середине мая, что, безусловно, говорит о её кровопролитности, как минимум с моей стороны.

    Сначала я был убежден в том, что мне нужен чистый УЛ. О нем прочитались и выслушались все отзывы, к нему подобралась катушка, и единственное что оставалось — дождаться денег. И, как это не парадоксально звучит, слава богу, что денег у меня тогда в распоряжении не оказалось. Потому что уже через месяц я был абсолютно уверен в том, что УЛ мне не нужен, точнее — не подходит. “Но почему?! Ведь практически все мои воблера весят меньше 7 грамм!” — думал я. Всё оказалось очень просто. Я абсолютно не учел их упористость, или, если хотите, размер лопаты. Ведь действительно, добрая часть моих воблеров — диповые крэнки, которые хоть и не много весят, но зато прилично упираются, особенно на течении. Хорошо что я заикнулся о конкретных моделях, иначе что бы я делал теперь с ультралегким спиннингом — не представляю.

    Итак, мне нужен был лайт, с греющими душу цифрами 2-11 или 3-12 на бланке. И вроде всё было хорошо: снова спиннинг был выбран, снова о нем была выслушана куча положительных отзывов, прочитано всё, что только можно прочитать, снова не без сомнений была выбрана катушка — точнее её размер, — но опять незадача. Спиннинга нет, нигде нет. Может можно заказать? Нельзя — нет на складе. Может подождать? Можно — к концу мая, возможно, он будет. Понятно, что такая ситуация устраивать меня никак не могла, и всё началось сначала.

    Здесь, наверное, пора уже начинать говорить благодарности. Самое большое спасибо достается гр. Red OFF-у, который стойко отвечал на вопросы, помог выбрать и даже купить (наконец-то!) новый спиннинг. Голова Ильи, каким-то непостижимым для меня образом, содержит обширные сведения в области выбора рыболовных снастей, в вопросах техники и тактики, да и вообще всего, что касается рыбалки спиннингом. Что примечательно, сведения из Red OFF-а извлекаются в виде лаконичных предложений, настолько убедительных, что на их исключительной почве нет ни одного шанса прорости сомнениям. Также, благодарность выражается т. Метровскому, за кучу интересных советов и масштабную моральную поддержку.

    Кто-то, может быть, спросит, а что же я всё-таки купил? Честно — говорить не хочется. В последнее время со всех сторон льется такое количество тошнотворного маркетинга, что у меня сейчас нет никакого желания называть модели и бренды. Ограничусь фотографией.

    Впрочем, хватит слов — перейдем, наконец, к делу.

    После первого заброса воблер повис на кустах. Сказав “Хмм”, и сдернув его оттуда, я забросил еще раз. Он снова влетел в прибрежные кусты. После нескольких забросов я понял, в чем дело. Новый спиннинг, не смотря на свою небольшую длину  —  2.10, и на тот факт, что он короче старого на 30 сантиметров, кидает дальше, чем старый. Следующая новость — теперь не нужно замахиваться. Достаточно небольшого, резкого кистевого движения и приманка отправляется в заданную точку.  Постепенно я начал понимать затертую до графита фразу о “продолжении руки”.  Полностью перестроив манеру заброса, я приступил, наконец, к ловле.   

    Проплыв метров сто без поклевок, цепляю воблер за прибрежный корч. Для освобождения приманки приходится плыть к нему вплотную. Рядом — небольшой участок кувшинок. Решаю проверить еще одну историю насчет нового спиннинга, а именно — твичинг. Судя по отзывам, новая удочка с ним очень даже справляется. Первый заброс, середина проводки, где-то на десятом цикле, в паузе между “раз-два-три” и “раз” следует легкий тычок. В глазах начинающей щучки явственно читается любовь к твичингу и небольшое удивление.

    Вот всегда так: как щучка, так немного фантазии в проводке — и вот она; окунь — то же самое, только фантазия поизвращеннее; а как голавль — так фиг вам. Хотя насчет фигвамов мы сегодня еще посмотрим — в межсезонье я купил не только новый спиннинг, также мою коробочку пополнило еще и некоторое количество попсовых японских воблеров. Правда, сейчас на том конце висел воб без характерного прищура — Хорнет. Не четверка, которая в прошлом ходу принесла кучу приятных моментов и которую в итоге таки отгрыз злой осенний щупарь, а тройка, с одним тройничком, но не менее симпатичная и активная в игре.

    Но на самом деле одного хорошего воблера мало. Нужен еще точный заброс: под коряги, под кусты или же просто под обрывистый берег. Причем не просто рядом, а вплотную. Почему? Ему так нравится. Еще ему нравится поперечный заброс. Он стоит головой против течения и любит когда приманка, сносимая струей, идет ему навстречу. И если, сплавившись в лодке за поваленное, лежащее поперек течения дерево, сделать поперечный заброс к корню, и, не спеша вращая катушку, протянуть приманку вдоль ствола, то он не удержится и клюнет. Он падок на эффекты.

    Заканчивая разговор о снастях, поделюсь впечатлениями и о новой катушке. Если все возможности удилища сразу же понять сложно, тем более что я и не ставил себе цели сразу же это сделать, то с катушкой всё в основном ясно. Она оказалось полной противоположностью моей старой. Она абсолютно бесшумная, у неё плавный ход, она, наконец, красивая и она не кидает петли! Она не кидает петли с натянутой леской, она не кидает петли с ослабленной леской, она не кидает петли с провисшей леской. Она оказалась принципиальной в данном отношении. Благодаря какой-то неземной форме дужки лесоукладывателя, леска всегда попадает на ролик, за ней не нужно смотреть, её не нужно поправлять, её не нужно снимать с фрикциона. Можно просто ловить, ни о чем не думая.

    Подводя итог, хочется сказать: не факт, что хорошие снасти принесут вам больше рыбы, но то что они принесут гораздо больше кайфа — факт. Хотя в моем случае, было и то и другое.

    Вообще, вы наверное заметили, что погодка сегодня тоже шептала, причем шептала, самым что ни на есть томным голосом. Фотки атмосферу не передадут, а вот у видео, я думаю, немного получится. 

      Меняю Хорнет на Ридж и ловлю несколько рыбов ладошечного размера. Некоторые говорят, что Ридж ловит только мелочь. Это неправда, точнее, не совсем правда. Ридж ловит всё, но так как мелкой рыбы гораздо больше, чем крупной, то чаще попадаются, конечно, живцы. Особенно при моей истории с голавлем, в которой у поверхности снует в основном рыбка поменьше, а голавль покрупнее стоит глубже. И тут вопрос: ловить мелочь, сразу же бросающуюся на воблер, или поставить что-нибудь другое, в надежде на голавля повзрослее. Но Ридж, в отличие от меня, много не думает — он ловит.

 

    В этом году, в основном за счет снежной зимы, а отчасти и благодаря дождливой весне, уровень воды в речке выше, чем в году прошлом, а течение, соответственно, сильнее. В связи с этим, надеясь наконец её разловить, цепляю к застежке 44-ю Эльку. На прошлогоднем, вялом течении она еле шевелилась, теперь же выдает довольно ощутимые колебания. Посмотрим, выйдет ли из этого что-нибудь.

   Что-то вышло. Этим чем-то оказался симпатичный резвый окунек.

    Воодушевившись, минут двадцать полоскаю только Эльку. Пусто. С голавлем на нее, видимо, всё-таки не судьба. Ну что ж, тогда в бой идет японская попса. Для начала — Чабик, самого попсового аюшного цвета.

    Сегодня, кстати, я решил и сплавляться по другому. Обычно, я сначала поднимаюсь на пару километров вверх, затем сплавляюсь, пока не уйду на полтора-два километра вниз, относительно точки старта, а потом опять возвращаюсь. Сегодня я решил только сплавляться, а затем, завершив рыбалку подниматься обратно. Я пожалел, что вообще когда-то куда-то поднимался: места ниже по течению оказались настолько сказочными, что глаза просто объедались живописными пейзажами.

    А тем временем попсовый Чабик самого попсового цвета ловил рыбу. Что интересно, ловил и на плюх и на проводке, да и вообще оказался крайне симпатичным крэнком с завораживающей высокочастотной игрой.

  

     Следующий поворот реки оказался самым роскошным, из всего сегодня увиденного. Псёл здесь немного сужался, с одной стороны обнажая небольшой пляжик, а с другой стороны, на повороте реки, шевеля течением листья свежеповаленного дуба. Можно было смотреть и смотреть, тем более что голавль всё равно перестал ловиться.

    Да, ловиться голавль перестал. Надоело ему это вредное для здоровья занятие часиков в 10. Хотя клевать он продолжал. Да-да, он клевал, но, тем не менее, не засекался. Было несколько клевак на Чабика и пять поклевок и один сход на Чирфул, тоже оказавшийся весьма симпатичным воблерком. Пару ударчиков случилось и на 33-ю Эльку, а один зверь издевательски ущипнул её прямо у лодки. Обьемного Черрика, как и взрослого размера страйкпрошного Оскара голавль, видимо, испугался, не выказав к ним ни малейшего внимания. К полудню поклевки постепенно затихли, наводя на мысль о возвращении.

    Последней пойманной сегодня рыбой оказался окунь. Взял он на Тини от Салмо. Напоследок я решил еще немного поупражняться в твичинге, и, как это ни абсурдно, Тини очень хорошо для такого занятия подошел. Причем, взял окунек интересно: без поклевки, вообще. На очередном смыке я просто почувствовал тяжесть, которая после подсечки стала улепетывать в глубину. Но от нас, как известно, не уйдешь.

    Завершаю рыбалку уже традиционно для себя Хорнетом-четверкой. И зарабатываю на него две классные поклевки. Но уже, видимо, щучьи, потому как теперь уже я с головой ушел в стоп-энд-гоу, потому как твичинг надоел, да и легковата всё-таки моя палочка для подобных занятий с упористыми крэнками. Так вот поклевки были, а результата — нет. Видимо щучка, посовещавшись с голавлем, тоже решила пасть сегодня больше не открывать. Впрочем, и ладно, пора уже и домой, на сегодня хватит. 

развернуть

Рыбалка выходного дня

    Давно я не был на рыбалке. Давно. Минувшие выходные оказались беспросветно заколочены, за ними последовали трудовые будни, шансов на рыбалку не оставившие, а потом наступила суббота, недружелюбно пасмурная, ветреная и дождливая, впрочем, как и вся прошедшая неделя.

    Воскресенье. Последняя надежда. Смотрю прогноз — солнце! Едем!

 

    Карась. Конечно, карась, ведь на календаре конец мая, и у него сейчас пик жора. Уже через две-три недели он начнет вредничать и уйдет на глубину, а сейчас он ловится — жадно и азартно.

 

    Удочка. Днепр. Тихая заводь. Еле заметное течение слегка теребит поплавки.

    Не берет. Еще рано. Пока замешиваю прикорм. Спустя несколько минут метаю ароматные шары в воду.

    Ловлю несколько бычков. Странно — карась где-то рядом, но брать по-прежнему не хочет. Сдвигаю поплавок чуть выше, убрав влияние течения на снасть — теперь он в полулежащем состоянии неподвижно прибит над прикормленной точкой. Минута — и он медленно и лениво скользит в сторону, всё больше ложась на воду. Подсечка — карась! Ах вот что ты хочешь — неподвижности и стабильности. Ну, теперь поехали.

 

    Карасики клюют исправно. Также частенько попадаются бычки, разного цвета и размера. Между ними затесалась редкая в нынешних уловах рыбка — ёрш.

 

    Прикормка сработала на отлично. Карасевый ФД пополам с ароматными домашними сухарями сражал карася наповал. Особенно радовал его размер — 200, 300 и даже 400 грамм. Попадались, конечно, и поменьше, но упитанные формы среднестатистического сегодняшнего карася крайне приятственно радовали глаз.

 

 

    Желтое солнышко катилось всё выше и выше, и со временем начало припекать, располагая к загару. Карась брал изумительно. Часам к девяти абсолютно закончились черви. Пришлось пустить в ход нож, и раскопать неподалеку участочек травы. Спустя несколько минут в пустую банку переместились два десятка аборигенных червяков. На них клевало даже лучше. Релакс продолжался.

 

    К одиннадцати проснувшиеся гэсовцы начали активно давать воду, чем совершенно обрубили клёв. По опыту местной ловли знаю, что дальше можно не продолжать — карасю всё это не по душе. Глядя на поплавки, еще немного загораю и начинаю собираться.

    Отдых выходного дня, безусловно, оправдал самые оптимистичные надежды, порадовал и погодой и рыбалкой, и, конечно же, уловом. Заряд бодрости получен. Жизнь, без сомнения, продолжается.

 

развернуть

Рыбацкое счастье

    Много ли нужно человеку для счастья, рыбацкого счастья? Тихий берег речки, любимая снасть, погожий денек и несколько часов наедине с природой — для многих это как вдох, без которого невозможна жизнь. Но, кажется, я о чём-то забыл. Нужна еще рыба. Присутствие рыбы на рыбалке давно уже стало традицией, которую хоть и не все считают нужным соблюдать, но с которой всё же согласно большинство. Лично для меня, рыбалка без рыбы — рыбалка неудачная, а если еще и без поклевок, то просто катастрофическая. Какими бы прелестными не были природа и погода, какими бы живописными не были пейзажи, рыба нужна обязательно, иначе ужасное настроение обеспечено на весь день. Собственно, поэтому я и стараюсь прикладывать кое-какие усилия для того чтобы рыба была, благодаря чему уже и не помню, когда в последний раз её совсем не было.

      Карась. В средине мая он должен ловиться везде. И хоть это совсем не означает, что он будет ловиться, но всё-таки дает некую надежду, и основание для строительства рыбацких планов.

 

    …Все ложбинки были засыпаны туманом, настолько концентрированным и белым, насколько и непроглядным. Забавно, но вокруг его было не так уж и много, и практически весь он почему-то прятался в низинах. Он был прохладным, но не опасным.

      Во влажном воздухе соснового леса нос щекотал сладкий запах хвои. Уклоняясь от неожиданных паутинок, я скольжу по тропинке, вскоре приближаясь к реке.  

    Днепровский проливчик, на берегу которого я пока располагаюсь, сейчас представляет интерес: благодаря похвальному поведению ГЭС-а уровень воды очень даже приемлем, а небольшое течение делает водохранилище слегка похожим на реку, что, безусловно, большой плюс, хотя бы в смысле красоты пейзажа. Станет ли это положительным в смысле поклевок — сейчас увидим.

    Наживляю червяков и забрасываю донку в воду, недалеко, метрах в двадцати пяти. Глубина не больше полутора метров, летом здесь поднимутся водоросли, но сейчас, сейчас здесь должен быть он. На противоположном берегу заливаются трелями соловьи. Солирует им одинокая кукушка. Течение натягивает леску и клонит кивок к воде.

 

    Через минуту поклевка. Кончик спиннинга заходился короткими рывочками, явственно напоминая о своем присутствии. Подсекаю. Что-то есть. Небольшое. Небольшое, но есть — уже приятно, достаем.

 

    Тяк! Карасик. Симпатичный! Поправляю червячка и забрасываю повторно. Пока кивок молчит, замачиваю прикормку. В готовую смесь добавляю грамм триста свежесваренного пшена — ему должно понравиться. Не успеваю закончить с прикормом, а по кончику бьет следующая поклевка. Сопротивление уже посолиднее. Вытягиваем.

 

    Дуплет! Неплохо-неплохо! “А нужна ли вообще здесь прикормка” — сразу же проносится в голове. Как потом оказалось — нужна, и очень даже.

    В таком же темпе ловлю еще нескольких карасей. Стоявший вдалеке слева мужик не выдерживает. Одетый в бежевую курточку и потертые джинсы, он, сутулясь, подходит поближе и задает первый вопрос.

— На шо клює? — спросил он улыбаясь и разглядывая мою мисочку с прикормом.

— На красного червяка, — с готовностью ответил я.

— На обычного красного червяка? — удивился мужичок.

— На обычного, на красного, на червяка, — косясь на чуть шевельнувшийся спиннинг ответил я.  

— А в нас нічого! — пожаловался улыбающийся мужичок.

    Не дождавшись с моей стороны сочувствия, и сказав на прощанье “Ну, хай клює!”, мужичок вернулся обратно.

    Чем выше поднималось солнце, тем более вялым становился клёв. Часам к семи поклевки нужно было уже ждать. Появились и холостые выстрелы.

 

    В двадцати метрах справа останавливается еще один мужчина. Начав с классического “Рыбу продаете?” и получив в ответ бородатое “Здесь рыбы нет!” мужчина интересуется уловом. Узнав о карасях, вдохновенно собирает снасти. “Слава богу, адекватный” — думаю я, потому как в смысле соседей на рыбалке всякое случается, и нетактичный сосед может испортить всё, причем, что особо печально, он сам этого и не поймет, ввиду отсутствия этой самой тактичности. Первое мнение о мужичке оказалось верным и впоследствии: сосед перед вываживанием даже колокольчики со спиннингов снимал, а это многое значит.

    Скучно. Минут пятнадцать провожу без поклевок. В чехле есть еще удочка — решаю ею оживить ситуацию. Даже если ничего не поймаю, то хоть на поплавок посмотрю, а это, кстати, для меня удовольствие уже само по себе. На донку, дабы не прозевать возможную поклевку и спокойно отвлечься удочкой, вешаю небольшой колокольчик. Взмах удилищем — и поплавок хлюпает о воду. Метров пять он проплывает без движения. Только я потянулся к катушке, чтобы открыть дужку, и сплавить поплавок еще, придерживая и устраивая ему сеанс болоньеза, как на донке истерически зазвенел колокольчик. Бросаю удочку на рогульку и хватаюсь за спиннинг. Рыбы нет, но черви изгрызены. Склонившись над коробочкой с червями и перенаживляясь, слышу со стороны удочки сухое потрескивание. Подымаю глаза — кончик изогнулся к воде и амплитудно дёргается!  Подсекаю и вывожу к берегу хорошего карася!

 

    Оказывается, он есть и под берегом! Ведь поплавок оставался лежать буквально с нескольких метрах! Вот это новости! Забрасываю донку, а затем снова удочку. Ситуация повторяется. Снова звенит колокольчик и снова удка летит на рогульку, оставаясь без внимания. С донкой опять мимо. Смотрю на удочку. Ё-моё! Кончик поплавчанки снова прыгает как пони на родео! Подсекаю. Ого! Включается фрикцион. Этого надо вываживать. Отхожу пять метров влево, миновав молодую поросль камыша, и забрасываю карасика на берег. Самый крупный за сегодня!

 

    Поплавок теперь не выпускаю из виду. Вонзаю подставку под удочку поглубже и приподымаю её, а саму поплавочку выдвигаю подальше над водой. Поплавок, неохотно шевелясь на течении, останавливается в пятнадцати метрах ниже, и в пяти метрах от берега, как раз у только-только появившегося над водой кустика камыша. Таким образом, я пытаюсь превратить дважды приключившуюся случайность в закономерность. Выходит! Карась клюет с остервенением! Чаще всего наполовину склонившийся над водой поплавок он ведет в сторону, иногда — выкладывает на поверхность, совсем редко — топит.

    Практически все поклевки на удочку происходят наверняка. На донку же появляется всё больше и больше холостых. Иногда влетает ладошечная густерка, судя по всему виновная в этих поклевках, но попадается и карась. Хочется есть, хочется позавтракать, но некогда. На удочку с донкой клюет наперебой.

    Мужик, стоящий в двадцати метрах и забросивший три спиннинга курит, иногда завистливо косясь на меня. Но чем же я помогу, когда кормушки у него пустые, а вместо вкусных червячков на крючках сидят опарыши. Иногда он достает небольших карасей. Затем начинает:

—  Четыре года назад я здесь ловил карасей до килограмма, вот таких(при этом, рассекая воздух, ребро ладони правой руки опускается посередине предплечья левой), а сейчас — что-то не очень!

    Не люблю я эти разговоры про 4, 5, 10, 20 лет назад, про вчера, позавчера, на прошлой неделе. Особенно неуместными и абсурдными кажутся они сейчас, когда рыба есть и когда она клюет. Бери и лови. Но мужик продолжает жаловаться, пытаясь дождаться от меня сочувствия. Но мне некогда, у меня клюет.

    Уровень воды равномерно увеличивался на протяжении всей рыбалки. Меня начинает подтапливать, и я смещаюсь на десять метров вправо — берег здесь немного повыше. Полагая, что поклевки на новом месте тут же не возникнут, собираюсь наконец пообедать. Ничего подобного. С трезвонящего спиннинга тут же снимаю упитанного карася, а поплавок удочки топит шершавая плотвичка.

 

    Я голоден. Очень. Но как можно есть при таком клёве! На донку всё время идут пустые поклевки. Иногда, через стайку густеры удается протиснуться карасику — тогда я вытягиваю рыбу. Густера же, судя по всему, крупный карасевый крючок просто не может заглотить, да и не нужна она мне.

    Часам к одиннадцати много пустых клёвов случается и на удочку. Наконец достаю виновницу — это мелкая уклейка. Иногда попадаются микроскопические бычки, которые тут же летят обратно. На донку практически не клюет, всё внимание на поплавке.

 

    Я долго терплю мелочь, и терпение моё иногда награждается круглыми карасями. Что примечательно, на удочку карась берет крупнее.

    После пяти невнятных поклевок, наконец, следует та самая. Поплавок медленно уходит в сторону, постепенно погружаясь под воду. Подсечка — и удочка неподвижно во что-то упирается. Это не зацеп, я точно это знаю. Это первый признак того, что на крючке крупный карась. Мгновение он неподвижен, а затем начинается борьба. Ухожу вдоль речки чуть в сторону, чтобы без помех втянуть его на берег. Есть!

 

     Полдень. Прекращаются поклевки и на удочку. Наконец обедаю! Затем не спеша собираюсь. Достаю из воды тяжеленный садок. Ух! Выбросив остатки прикорма в воду, с греющим душу удовлетворением отправляюсь домой.

 

     Рыбацкое счастье, как оказалось, есть! Оно существует. Я желаю всем почаще его испытывать!

развернуть

Жукский май

    История эта начинается не как обычно, в день рыбалки, а в день его предвосхищающий, вчерашний. Начинается она в четырех километрах от города, в небольшом леске, главную достопримечательность которого составляют молодые дубы. Согласно справочной рыболовной литературе, именно на свежих дубовых (уместны также березовые) листьях, вечером или ранним утром следует искать жука, майского жука. Та же литература уверенно утверждала, что именно в таких местах и в такое время жуки сидят на вышеуказанных листьях, находясь почему-то в состоянии оцепенения, благодаря чему их можно брать голыми, дрожащими от предвкушения удачной рыбалки руками.

    Был теплый вечер, дубки были украшены уже приличным количеством сочных зеленых листьев, но в состоянии оцепенения находились вовсе не жуки, оцепенило пока только меня. Дело в том, что после досмотра двух десятков деревцев искомые хрущи обнаружены не были. Правда, местами овальные листья были кем-то варварски изгрызены. Но здесь же были найдены разнокалиберные и разноцветные гусеницы, взявшие всю вину на себя. “Где жуки?!” — заискивающе обратился я к деревьям, ветви которых теперь начали казаться мне достаточно эгоистично и нагло топорщащимися. Дубки молчали. Правда, надо заметить, что они были не так уж и молоды; пожалуй, они перешли уже в состояние юности, благодаря чему большая часть заветных листьев оказалась для меня недоступной из-за высоты своего расположения. Тем не менее, часть веток росла пониже, но жуков там всё равно не было.

    Минут через десять, продвигаясь по тропинке идущей через лесок, я решил взглянуть себе под ноги. Посередине дорожки, не сворачивая, деловито бежал упитанный хрущ, не обращая на меня никакого внимания. “Один есть” — подумал я, аккуратно кладя жука в баночку, и выдав ему на ужин пару свежих дубовых листочков. Через минуту я обрадовался вторично – наконец было найдено “уловистое” место. Не знаю, чем эта ветка была лучше предыдущих, — как по мне – ничем, — но на ней я наконец увидел жука, а затем второго, третьего, четвертого и даже пятого. Улыбнувшись, я занялся сбором урожая.

     Что интересно, жуки оказались созданиями пугливыми, и при малейшем прикосновении разжимали лапки и пикировали в прошлогоднюю листву, цветом перекликающуюся с цветом жучьих спинок, а поэтому затрудняющую поиски. Каждый жук чувствовал своим долгом поступить именно таким образом, поэтому цикл поиска повторялся с неизменной точностью. Видимо, со стороны всё это смотрелось забавно, потому что проходившая недалеко дачница, с ноткой сочувствия в голосе поинтересовалась, чем же я здесь занимаюсь. Получив ответ, она поведала, что хрущей также очень любят куры. Узнав, что ловля кур меня не интересует, мадам двинулась дальше. Хотя, ловля кур могла бы представлять интерес, ведь гастрономическая их ценность всё-таки неоспорима, достойное сопротивление на вываживании, уверен, гарантировано; но с другой стороны, куры в воде не живут, а это принципиально.

    Дальнейшая охота на хрущей уже сложности не представляла, и даже удалось обнаружить деревце, с которого я взял десятка два пленных. Частенько я уже не искал их в листьях и траве, а заблаговременно подставлял под них баночку, в которую и совершалось благополучное падение. Но одному удалось ужужжать прямо из банки, а некоторые падали с листа еще до этого маневра, поэтому шевелить лежащие на земле темные листья приходилось частенько. Затем я обнаружил еще один интересный факт — жуки, оказывается, неплохо маскируются. То есть даже если собрать с веточки всех жуков, со всех сторон тщательно её осмотреть, а затем хорошенько тряхнуть — один-два, как правило, выпадут еще. Увеличив таким образом эффективность поисков, скоро я обладал приличным хрущовым запасом.

    Выпрямив спину я оглянулся вокруг. Вечер догорал, и в полном безветрии в лесу слышался идущий отовсюду гул. Над кронами деревьев кружили хрущи. Они были везде: и повыше и пониже, некоторые жужжали прямо в траве. Лес жил маем и жуками, майскими жуками.

 

    Заправив полный бак девяносто вторым я отправился домой, ждать завтра. Завтра наступило достаточно быстро, начавшись со сборов и продолжившись выездом. Через пять минут пути полился дождь. Укрытием от неожиданных осадков послужила растущая у тротуара вишня, которая своей белоснежно-цветущей кроной временно сдерживала теплые, но к сожалению мокрые капли. Дождик, ввиду своей кратковременности настроение не испортил, и, завершив вишневую ингаляцию, я продолжил путь, который уже ничем не прерывался.

    Наконец-то! Псёл! Я скучал по тебе! Но времени на нежности совершенно нет: вокруг май, в рюкзаке хрущи, а это определенно что-то значит! Достаю из рюкзака 0,16-ю леску и упаковку крючков — скоро будет снасть на голавля. Кстати, крючки для хруща, как оказалось, нужны специальной формы и довольно внушительного размера. Об этом я узнал, когда продавец Анатолий целую минуту задумчиво смотрел на витрину, в итоге сказав, что нужных крючков нет, но потом всё-таки извлек из-под полы то, что нужно. К тому же именно он поведал, что жуков надо искать еще до рыбалки, потому что на реке с этим возникнут проблемы. Чтобы убедиться в этом, специально побродил по хащам — жуки действительно отсутствовали. И в третий раз я скажу Анатолию спасибо, потому что, как выяснилось, и насаживать жука на крючок нужно не как попало. Жало должно войти у жука под головой, а выйти, кхм, в том месте, на которое даже жуки порой ищут себе приключения.

    Начать рыбалку решаю без поплавка. Место, где я собираюсь ловить это позволяет: дальний заброс тут не нужен, а жучка можно без проблем сплавить метров на 20 вдоль интересного обрыва. Хрущ на крючке, метровый поводок петля-в-петлю соединен с основной леской, поехали. Минут 5 наблюдаю за дрейфом приманки. Безрезультатно. Решаю всё-таки привязать поплавок — контролировать снасть без него неудобно. Водоналивных поплавков у меня два: один побольше с зеленоватым отливом, другой поменьше, прозрачный. Большая дальность сплава не нужна, поэтому вяжу тот, который поменьше. Ловлю еще немного на том же месте — поклевок по-прежнему нет.

    Ниже по течению слышатся всплески, определенно там что-то происходит. Решаю сместиться к этому месту. Здесь есть возможность спуститься с кручи, и сплавлять снасть под растущее над водой дерево. Цепляю свежего жучка, старый представительного вида уже лишился. Новый жучок оказался на редкость упитанным. Настолько упитанным, что даже на крючок одевается с трудом. Рыбка может и не засечься, ну да ладно, пусть сначала клюнет. Сплавляю хруща до перспективного места. Ничего. Но рыба здесь явно присутствует — периодически голавль хватает что-то с поверхности. Выматываю и сплавляю еще раз. Теперь останавливаю жука прямо под обрывом, на котором растет дерево. Хрущика выносит на поверхность, и благодаря течению он рисует на воде явственные “усы”. Тот час он пропадает из виду, а поплавок дергается в сторону. Подсекаю — мимо. Жук вместе с поплавком вылетают над водой. Еще одна попытка. Когда жучок достиг нужной точки и всплыл, поддергиваю кончиком удочки. С шумным всплеском голавль атакует хруща, наполовину вылетев из воды. Опять мимо! Но что же всё-таки особенного в этом месте, в этом дереве?! Присматриваюсь. Ёёёёёё! Это дуб, а над ним тяжело кружит толстенный  хрущ! Вот и ответ! Перенаживляю жука, теперь должно получиться. Сплав, пара подергиваний, и поплавок ныряет под  воду. Как положено, считаю до двух и подсекаю. Сидит! Небольшой, зато первый в жизни пойманный на майского жука. Тяк! Поправляю наживку и повторяю уловистый маневр еще раз. Есть! Этот покрупнее. Вываживаю и завожу в подсак голавлика грамм на 300-400.

 

    Снова забрасываю и тут… и тут начинается дождь.

 

    Через пару минут взрывается гроза. Несколько раз бьет молния. Как там, “Люблю грозу в начале мая”?! Очень похоже. Но поэт-то любит, а вот голавлик, как оказалось — нет. Видимо, испугали его именно громовые раскаты. Дождь шел полчаса, но в редкие моменты затишья я совершал попытки что-либо поймать. Безрезультатно. Затем я просто закрепил удочку на берегу, остановив хруща в перспективном месте, и из-под плаща наблюдал за происходящим. За всё это время жуком никто не заинтересовался.

    Когда дождь угомонился, меняю место. Ниже по течению есть поваленное дерево, с которого можно сплавляться по очень интересному маршруту. Пробираюсь к нему по практически незаметной тропинке, идущей рядом с рекой, периодически отмахиваясь от натянутых между кустами сизых ниток паутин. Забрасываю. Несколько минут попыток — и снова меня накрывает дождем. Решаю еще попробовать выше по течению. Здесь, рискуя чистотой штанов и обуви, под глинистым обрывом можно пробраться к интересному мысу, с которого тоже очень удобно спускать жучка. Перед тем как я скрылся под обрывом, единственный раз за день появилось солнышко. Стало жарко, конвульсирующая надежда взяла себя в руки, и даже открыла один глаз.

     Но мысок тоже молчал. Вообще, настораживало не столько отсутствие поклевок, сколько полное отсутствие активности рыбы. Причем не только голавля. На реке был полный штиль. Снова срывается дождь…

    Возвращаюсь на старое место, вспоминая об еще одной уловке, которую можно попробовать.  Как описывает в своих голавлевых мемуарах (а есть и такие!) т. Хантер, на поводке  повыше жука нужно ставить подпасок из дробинки, тем самым заставляя его заманчиво плыть в толще воды. То есть таким образом жучок превращается, извините за выражение, в суспендер. Дробинка прижата, хрущик тонет, но результата по-прежнему нет. Идет  дождь… он идет и когда я собираюсь и когда еду домой. Он испортил всё. Злополучная громыхающая туча кружила надо мной полдня… особо веселил сухой асфальт на середине пути и дальше… Но ничего! Ничего! Я еще вернусь сюда, обязательно вернусь! Первые полчаса рыбалки просто не позволят мне это не сделать!

 

***

 

    Через день, 10 мая, я снова засобирался на рыбалку, посмотрев накануне целых три прогноза погоды. Два из них обещали переменную облачность и кратковременный дождь, третий — круглосуточную грозу. Два против одного. Еду!

    Просыпающийся город пах цветущими каштанами. Промелькнувшие села — сиренью. Утро, не послушавшись никаких прогнозов, оказалось теплым и солнечным.

    Заправив поплавок водой, приступаю к ловле. Решаю начать с омутка на повороте реки. В прозрачной летней воде здесь часто можно увидеть голавликов, снующих у берега. Но пока вода еще слишком мутная, и единственное что притягивает взгляд, это поплавок, впереди которого плывет майский жук. Пара проплывов с периодическими придержками результата не приносят. Пробую увеличить аппетитность жука, делая кончиком удочки короткие рывки. Голавль подходит, но не берет — рядом с жуком раздается небольшой всплеск, и рыбина уходит в глубину.

    Смещаюсь к уже известному растущему над рекой дубу. Опять чистые проплывы рыбу не интересуют. Сплавляю хруща под дуб и делаю несколько рывков удочкой. Жук пропадает, но поплавок не шевелится. Не выдерживаю и подсекаю. Полсекунды сопротивления и голавль сходит. Поспешил. Через пару минут еще поклевка. Взял на придержке, уже за деревом. Поплавок дрожит и уверенно уходит в сторону. Подсекаю. Хороший! Три мощных удара сотрясают легкую удочку, и голавль выходит на поверхность. Разворот, резкий хлюп хвостом по воде и сход. Да что ж такое! Снова пара минут без поклевок, но при виде дрожащего хруща опять кто-то не выдерживает и тянет поплавок в сторону. Жду. Ровно две секунды. Подсечка — сидит! На этот раз небольшой. Благополучно доставляю его на берег.

 

    Здесь поклевок больше нет. Ухожу вниз по течению, к упавшему дереву, в прошлый раз показавшемуся очень интересным. Местечко здесь на первый взгляд действительно не плохое: сначала жук идет вдоль кустов, затем проплывает мимо внушительной коряги, и заканчивается маршрут под ивой, склонившей в воду гибкие зеленеющие ветви. Странно, но интерес к жуку никто не проявляет. Не видно и активности рыбы вокруг. Ухожу на глинистую, пятиметровую кручу, с которой открывается вид на поворот речки.

 

    Ничего. Ни здесь, ни повыше, ни пониже. Несколько раз возвращался к дубку, но и там пусто. Два часа бегаю меняя места, жуков, проводку, огрузку — не помогает. Я никак не могу это объяснить. Сегодня с деревьев в воду летит гораздо больше жуков. Когда солнце поднялось повыше, это стало прекрасно заметным. Один за другим они плыли по воде, в нескольких метрах от берега. Некоторые добросовестно шевелили лапками, другие смирились со своей участью, но ни разу, ни разу я не видел чтобы жука кто-то съел. Я не могу это объяснить. Он просто не питался, хотя еда падала ему с неба, в прямом смысле этого слова.

     Еще не было 10 часов, а я уже уезжал, в полной мере осознавая всю турыстичность своей натуры.

 

 *** 

 

     Для третьей попытки я встал пораньше. Долго не раздумывая, сразу же спускаюсь под обрыв, в 20 метрах выше дуба. Бульк, и поплавок с жуком в воде. Сплавляемся до дерева, придержка — и по дуге под обрывчик, к берегу. Пара дёргов и жук исчезает. Поплавок рывком прыгает в сторону. Не выдерживаю и подсекаю сразу, не считая секунды. Сидит.

 

    При вываживании стараюсь не шуметь, но голавлик всё же выдает несколько хлюпов. Меняю наживку, надеясь, что всех родственников он не распугал, и поклевки еще будут. Но напрасно, клёвов больше нет. Меняю место. На омутке жук оказывается укушенным, но не съеденным — видимо, мелочь.

    Не вдохновившись еще парой точек, возвращаюсь под дуб. Солнце уже приподнялось, и есть возможность понаблюдать, как же сегодня ведет себя голавль в смысле пикирующих с дуба жуков. Сегодня он их ест. Всех. Интересно! Забрасываю. Оказывается, он ест всех кроме моего. Всевозможные подергивания и придержки  его не беспокоят. Ставлю дробину — хрущ уходит под воду, шевеля на прощанье лапками. Не помогает. Снимаю и дробь и поплавок, теперь по воде плывет только жук, ничем не отличаясь от десятков других, падающих с воздуха. Но голавль так не считает: других он ест, а моего при этом полностью игнорирует.

    Сегодня активен хищник. Скорее всего, щука. То под одним, то под другим берегом периодически слышатся бултыхания и видна разлетающаяся в стороны рыбешка. Иногда кто-то атакует и голавлевую стаю. А один раз, не заметив неподвижного и замаскировавшегося меня, щучка ударила буквально в двух шагах.

    Появляются мысли о прекращении рыбалки. Голавль оказался слишком пуглив. Чтобы подытожить, ухожу еще вверх по течению.

 

    Ничем не примечательное место: в кустах возникла прогалина, а берег образует небольшую заводь. Забрасывать удобно. Попробуем.

 

    Взмах удочкой — и жук с характерным звуком смачно плюхается о воду. Сразу же из глубины взлетает голавль, смыкает пасть на жуке и улепетывает обратно. В  ярких солнечных лучах я вижу всё до мельчайших подробностей, каждое движение, каждый цвет. Зрелище незабываемое. Нечеловеческим усилием заставив себя выждать целую секунду, подсекаю. Есть! Поводив его немного возле бережка, выбрасываю на влажную траву. Красавец!

 

    Побродив еще чуть-чуть, завершаю рыбалку. Оставшиеся два десятка жуков высыпаю около уже успевшего стать родным дуба. Жучки не спеша уплывают вдаль, так никем и не тронутые.

   

    Что хочется сказать в конце. Голавль в очередной раз доказал свою осторожность и непредсказуемость. Но это только увеличивает степень увлекательности его ловли. Я хотел попробовать поймать его именно на жука, и я это сделал. Не всё, далеко не всё задуманное получилось. Но почин, будем считать, есть. Впереди ждет лето и воблеры. Увидимся!

 

развернуть

Возвращение поплавка

    О том, что на одном днепровском заливчике начала брать плотва я узнал еще в начале недели, в одном из рыболовных магазинов города. Второй раз я услышал о нем спустя пару дней, абсолютно случайно. Заливчик этот я хорошо знаю, и если там клюет — а об этом судя по всему уже половине города известно — то в выходной день там яблоку будет негде упасть: с самого утра все перспективные места будут заняты. Поэтому ехать я решил после обеда, когда рыболовы сидевшие с утра уже начнут возвращаться.

    Субботнее утро было посвящено подготовке снастей. Был найден запропастившийся садок, перевязаны поводки, проверены крючки и раздобыта прикормка. В местах обитания червяков были проведены тщательные раскопки, на которые ушло приличное количество времени, потому как на привычных местах червей не оказалось, а на непривычных они без боя не сдавались.

   Страшно сказать, но последний раз на удочку я ловил почти год назад! Летом был спиннинг и голавль, осенью — спиннинг и судак, и даже в этом году, в марте, были выезды со спиннингом. Надо сказать, что выезды эти не принесли ни результата, ни — что самое главное — удовольствия, наверное поэтому они и были такими короткими. Удары джиги о дно не волновали вообще, и я уже стал бояться, не случилось ли со мной чего — но скоро все стало на свои места.  

    Рассчитал я всё правильно.  Подъезжая к месту ловли — а было уже около 12 — навстречу мне стали попадаться рыболовы приехавшие еще рано утром, а теперь возвращавшиеся домой.  То что они увлекались именно ловлей рыбы было понятно по связкам удочек, привязанных к раме велосипедов; а о том что рыбачили они с утра, говорили их красные, помятые лица. Хотя, возможно, их пунцовые носы были таковыми по другой причине, но в том, что люди эти были рыболовами, сомневаться не приходилось.  

    Уже подъехав к воде, прямо на моих глазах освободилось интересное место: двое рыбаков, закинув рюкзаки на плечи и сжимая в руках по паре телескопов, двинулись в неизвестном направлении. Присев на осколок бетонной плиты — неизвестно кем принесенный, но явно служивший сиденьем — я сразу же занялся разматыванием удочки. На крючок был сажен червяк, свистящий взмах удилищем — и поплавок очутился в воде. Он немного качнулся, успокоившись после заброса, и сразу же ушел под воду. Машинальная подсечка, короткое сопротивление, и в руках уже бьется упитанная ладошечная плотва. В этот момент я сразу же понял чего мне так не хватало, и что мне было так нужно. Именно это, а не гламурный спиннинг, дорогущая катушка, и полмешка свинца в придачу. Я забросил снова, и через минуту у меня в руках уже трепетал карасик — первый, весенний.

    Погодка шептала. Дело в том, что заливчик спрятан от Днепра участком леса, поэтому ветер сюда не долетает. На воде был полный штиль. Теплое солнце сразу же оставило меня в одной  рубашке. В воздухе витали запахи костра, речки, сухой травы, мягкого тепла и весны. Ярко светило солнце, и я щурился глядя на поплавок. Но поплавок — что особенно приятно — не скучал. Клевало отменно. О второй удочке я перестал думать сразу, о прикормке — почти сразу. Всё и так было замечательно. Поплавок прыгал и нырял, его водило и выкладывало; иногда он срывался с места сразу же, иногда — погодя; и каждое его движение, каждый шаг — заставлял сердце биться чаще.

    Особенно радовало наличие в заливчике хорошей плотвы; на удочку — просто сказка.

    Спустя некоторое время клев перестал быть стабильным. Частенько клевала откровенная мелочь, появились и холостые поклевки. Зато стал чаще попадаться карась. Крупным его назвать нельзя, но приятным — очень даже. Был, правда, и один неплохой, но он оказался и самым хитрым: вместо того чтобы как подобает приличному карасю пойти в сторону, он пошел на меня, ослабил натяжение лески и в итоге сошел. Что примечательно, это был единственный сход за всю рыбалку.  

    Засиживаться допоздна я не стал, и когда солнце своим цветом стало обозначать закат, решил собираться. Шнурок садка при вытягивании из воды приятно впился в запястье. Впереди еще несколько выходных. Кажется, я знаю, как их провести.

развернуть

Закрытие сезона

     Да, сезон пора было закрывать. Зима на носу, а я все плаваю, все ищу заветного судака. Но тут даже не в судаке было дело, судак был, и даже иногда ловился, дело было в самом процессе. Я хорошо помню начало октября, когда я только начал осваивать Днепровский джиг, и через раз замечал касание приманкой дна, да и то с трудом. Далеко я ушел от себя тогдашнего… В последнее время я много экспериментировал с проводками, не столько по своей прихоти, сколько по желанию судака: 2 оборота катушки + 2 секунды пауза соблазняли клыкастика только в период его активности, а так как эта самая настоящая активность встречалась не часто, приходилось извращаться. Больше всего мне нравилось уменьшать вес джиг-головки и делать длиннюууучую паузу, по 5-8 секунд. Именно во время такой проводки я наконец испытал тот самый “отдай спиннинг”. Судачара долбонул с такой силой, что спиннинг только от удара изогнулся будто во время вываживания чего-то приличного. Нет, спиннинг я, конечно, не отдал, да и невозможно это , но одна такая поклевка была дороже пары мерных судачков, клюнувших обычным способом. Тут, к слову, забавная ситуация получилась: хотел сфотографировать следы от той самой поклевки, да и сфотографировал собственно, но при просмотре фотографии оказалось что джига и без того изгрызена просто в хлам  Видимо, клювало

     

    Я менял количество оборотов: с двух на три и с трех на один, я менял скорость этих оборотов, иногда даже выполнял проводку спиннингом. И, что самое интересное, все судачки за последнее время были пойманы именно с уходом от стандарта.

    Еще один интересный случай. Теперь вес джиги был наоборот завышен, я подбрасывал ее спиннингом, делал оборот катушкой, и через секунду уже следовал “бум” о дно. И вдруг последовал такой “БАДАМ”, что я аж подпрыгнул. Снова без трофея, хвост Предатора отгрызен, а сам виброхвост практически сдернут с крючка. Зато эмоций…

    Ну и судачки ловились. Иногда ловились побольше:

    Иногда чуть поменьше, но главное что ловились

    Ну и собственно вот оно, закрытие сезона. Конец ноября, за бортом +8, видимость нулевая, ибо туман

    Нет, туман – это хорошо, туман – это живопИсь, вот только мне он ситуацию осложнял. Мало того что у меня не было ни мотора ни эхолота, мало того что сняли бакены – самые надежные ориентиры, так еще и берега, по которым я ориентировался в последнюю очередь были скрыты в тумане. Поэтому нет ничего удивительного в том, что заякорился я не там где хотел. Судя по бульканью за бортом, а также по паузам в 5 секунд между ступеньками 50-граммового Предатора, заякорился я на фарватере. Логично было бы сразу переехать, но как-то само собой у меня уже сложилось правило: менять место только после нескольких забросов. А почему бы и нет? Второй заброс, градусов под 45 к берегу, 2 оборота + 4 секунды пауза. Раз-два-БУМ!-смык-Есть! Минута выкачивания и полтораха в лодке. Хорошенькое начало!

   Побросав еще немного, поменяв Предатора на четвертое копытО  решаю все-таки сменить место. И снова мимо. Теперь уже я стал слишком близко, метрах на четырех, и течение здесь было совсем слабое, не в пример фарватерному. Но опять же, почему бы и нет? Приманку не меняю, и 50-граммовое Копыто долбит донную ракушку автоматной очередью. Тут наверное даже секунды не было, даже с тремя оборотами. Ей Богу, на второй такой проводке уже хотелось сменить приманку, и через мгновение я уже начал бы ее выматывать, когда - БАДАМ! Что-то хорошее, а если сравнивать сопротивление с предыдущим судачком, то как минимум двушка. А если учесть небольшую скорость течения, то и трешка. Там действительно оказалась трешка, вот только не судак, а щука. Да, с чем с чем, а со щучками мне везет. Ее уже в подсак так просто не заведешь, это не судак, тут и бултыхания, тут и попытки свечек, и махание пастью и все остальное, прилагающееся в таких случаях.

     Ну с третьего раза я все-таки попал. Глубина та, бровка метрах в 25 ниже по течению – все как положено  Все-таки сегодня мне явно везло, и на втором забросе еще одна поклевка. Чудеса - еще одна щучка! Эта поменьше, полторашка, но тоже неплохо

    Сумерки продолжали сгущаться, и вскоре над рекой стало совсем темно. Должен был бы появиться клев судака, и судак таки клевал, но настолько отвратительно, что просто не передать. Обычно, при плохом клеве он бьет в голову и не засекается, но сегодня ночью в голову не было ни одного удара, вот не вру – ни одного. Наверное, это правильно будет назвать потяжками. Судя по всему, он хватал приманку как-то сбоку, потому как следы от клыков оставались только на теле самого виброхвоста. Нет, я терпел, и достаточно долго, но так как результата так и не последовало, нужно было что-то менять. Я решил опять вернуться ближе к берегу, и, попытав счастья там, уже возвращаться домой. И я таки изловил еще одного. Как он клюнул! После пары часов без нормальных поклевок хороший ударчик вдвойне дороже и ощутимее. Это было как легкий удар током, я даже подпрыгнул немного  Но не смотря на поклевку и резвость при виваживании судачок оказался небольшим. Такого отпустить бы, да засекся неудачно…

   Вот и все. Вот таким оно и было, закрытие сезона. Хотя…

развернуть

Судак и ночь

        Что лучше: горькая правда или сладкая ложь? Уверен, каждый из нас задавался таким вопросом. Открыть ли истинное положение вещей, тем самым обрушив на человека весь нелегкий груз правды, порой оказывающийся неподъемным, или же скрыть факты легкой, почти невесомой ширмой? Интересный вопрос, не правда ли? Прекрасная тема для споров и дискуссий,  никого не оставляющая равнодушным. Мне кажется, что здесь, как и во многих других вопросах, однозначного ответа быть не может. Только рассматривая конкретную ситуацию, мы можем склонить чашу весов в ту или иную сторону, в надежде на правильность этого выбора.

    О чем это я? О рыбалке, конечно. О судаке. Только ленивый, наверное, не говорил, что судак в этом году не ловится. В сентябре ждали октября, в октябре - ноября, а в ноябре уже ничего не ждали, просто жаловались друг другу. И время года его, и вода нужной температуры, и места - те на которых всегда ловили, а не клюет он и все. Много я таких историй слышал. Да и сам не одну мог бы рассказать. Могу похвастаться лишь тем, что все-таки научился уходить от нуля: одного-двух судачков я домой привозил. Но если когда-то меня это радовало, то со временем стало разочаровывать. Собственно, я бы так и закрыл сезон двумя пистолетами, если бы не один человек. Имя этого человека слишком известно чтобы я его называл, а блоги этого человека даже мертвого разбудят и заставят взять в руки спиннинг. Не говоря уже обо мне, существе впечатлительном, особенно если мне, пусть даже из монитора, показывать кукан заполненный мерными агапами…

    Так вот правда была в том, что судак ловится. Вот только ловится он не днем, когда собственно и должен ловиться в осенний период, а ночью. На самом деле, мне не важны были причины такого его поведения, мне хотелось только лишь прагматично окучить следствия. Здесь и была та самая горькая правда – чтобы поймать судака, придется ловить ночью. Холодной ноябрьской ночью, в темноте, на надувной лодке… А сладкая ложь заключалась как раз в незнании этого факта. Эта самая ложь позволила бы моей изможденной тушке находиться дома, при комнатной температуре в 18 градусов, и с мыслями, что возможно через год судак будет клевать. Но очередной блог вышеупомянутого персонажа не оставил ни единого шанса, окончательно расшатал мою нездоровую психику, и вскоре я уже был замечен недалеко от воды.

    Прекрасная погодка, не правда ли? Синоптики называют ее пасмурной. Уверен, если бы они увидели это ”пасмурно”, они бы извинившись, подобрали более подходящее определение.

    Изредка косясь на недобрые тучи готовлю лодку, собираю спиннинг и отчаливаю. Проплыв около полукилометра бросаю якорь. Где-то здесь должна быть моя любимая бровка с красивым перепадом глубин. Ставлю Предатор на 35 граммах и пробую ловить. Для рыбалки вес в самый раз, но для простукивания дна нужно больше. Ставлю 50 грамм, и на третьем забросе нахожу нужную бровку. Оказалось, стал я не совсем удачно, будет удобнее, если я немного сдвинусь в сторону. Осуществив маневр, начинаю методично облавливать точку. За полчаса зарабатываю две очень слабых поклевки, которые возможно и поклевками не были – очень уж невнятно все происходило. Забавно, но как только в голове мелькнула мысль “молчит моя бровка”, бровка сразу же заговорила…

   На очередном забросе, прямо перед подъемом с 10 метров на 8 следует хороший удар. Подсечка – и спиннинг мертво во что-то уперся. Полсекунды длилась пауза, а после нее рыбина рванула вниз по течению. За какие-то две секунды с жужжащей шпули слетает метров 15 плетенки. Срочно завинчиваю фрикцион. Учитывая,  что заброс был дальним, на шпуле остается всего метров 30 шнура. Удается пару раз “качнуть” рыбку к себе, но следующим рывком она забирает отвоеванный шнур. Упираю комель спиннинга в живот, при поддержке сильного течения рыбка оказывает очень достойное сопротивление. Постепенно расстояние между нами сокращается. Стараюсь давать ей как можно меньше свободы. Через несколько минут недалеко от лодки появляется красавица-щука. Хороша! Еще один мощный рывок к берегу и рыбка успокаивается. Рогаликом, в который превратился спиннинг, не спеша подтягиваю ее к лодке. В подсак помещается с трудом, но тем не менее помещается. Фух, есть!  

   Килограмма три с половиной, а то и больше! Однозначно новый личный рекорд! Хорошенькое начало! По такому поводу даже солнышко из-за туч выглянуло.

    Но где же собственно сам виновник торжества – судак? Продолжаю джиговать, меняя углы проводки и силикон. На этот раз поклевочка в 20 метрах от лодки. Поклевочка очень красивая, со своевременной подсечкой, и с клыкастым результатом.

   Торопясь забрасываю снова. Но нет, это не начало жора, это судачок одиночный. Дальше был очень красивый закат, особенно в противовес хмурому дню. Но судачки его не оценили. Хотя, может быть наоборот оценили, потому как вместо того чтобы уделять внимание моим приманкам, они любовались тлеющим светилом.

    С темнотой начались поклевки. Они были не такими частыми как хотелось бы, но они были. Вот тут осталось чувство какой-то незавершенности, потому как из десятка явных тыков удалось реализовать лишь два. То ли я что-то делал не так, то ли судак вредничал. Как будто он и понимал, что должен клевать, но настолько ему этого не хотелось, что на решительные действия энтузиазма уже не хватало.

    Попробовал сменить место, став на менее сильном течении, но кроме еще одной поклевки ничего добиться не удалось. Ну, собственно, в таком случае достаточно. Кое-что поймал, можно и возвращаться.

    Эта рыбалка дала несколько ответов на мои вопросы, но вместе с тем появилось еще много новых. Пожалуй, это только начало пути.

развернуть

Магия судака

     Тяжелая дверь захлопнулась за мной металлическим ударом. Все пространство помещения было заполнено безмолвной чернотой. В холодном воздухе витали подавленные запахи, природу которых пока сложно было определить. Во-первых, следовало найти выключатель, – действовать на ощупь было слишком рискованно. Я отвел руку влево и прислонил пальцы к холодной стене. Скользившая вверх ладонь с каждой секундой лишалась тепла, и когда, наконец, уперлась во что-то твердое, пальцы совсем окоченели. С трудом давшийся щелчок выключателем кардинально переменил интерьер – темноту рассекли вспышки нескольких ламп дневного света, вскоре озарившие рефрижератор своим тусклым и холодным сиянием. Площадь рэфа была использована предельно рационально: вглубь уходило два стеллажа, касавшиеся до самого потолка, каждый из  которых включал в себя по три полки. Между стеллажами зиял неширокий проход, вполне удобный для перемещения человека средней комплекции. С верхней полки левого стеллажа свисала аккуратная металлическая табличка, на которой красовалась заботливо исполненная под трафарет надпись  “Рыба”. Табличку на правом стеллаже вполне заслуженно занимала надпись “Дичь”. Сделав глубокий вдох, я начал неторопливое движение по проходу, беспрестанно оглядываясь то влево, то вправо.  Сразу же бросился в глаза порядок, с которым были размещены на полках все экспонаты. В каждый из них, как в магазине, был воткнут колышек с запиской, исчерпывающе поясняющей происхождение.

    Рыбный стеллаж, если я правильно понял, делился на три полки: морская рыба(нижняя полка), речная рыба, и  рыба экзотическая. В охоте я не особо разбираюсь, но полки с дичью наверняка тоже были разделены в каком-то определенном порядке, потому как свежая кабанятина громоздилась на полке второй, а слонятина занимала добрую часть полки третьей. Да… Хантер явно любил свой рефрижератор, и на неподготовленного человека он производил воистину неизгладимое впечатление. Но ни причудливо раздутая рыба фугу, ни корзинка с южноамериканскими пираньями, ни окорочка бизонов, и даже не носорожатина меня сейчас не интересовали.  Я продвигался вперед, потому как то, что я искал, просто не могло находиться на общих полках. Так оно и оказалось  –  многометровые стеллажи закончились, но в дальнем, темном углу рэфа еще оставалось место. Видимо сработал датчик движения, потому как в ответ на  очередной шаг, в двух метрах впереди меня появился новый источник света.  Несколько десятков светодиодов своим синим, мистическим сиянием озарили мраморную, античного вида колонну,  метра в полтора высотою. Изящный экспонат эллинской архитектуры хранил на своей капители среднего размера газетный сверток, к которому я вскоре и приблизился.

    Мороженую газету развернуть не удалось, но я и так знал, кто скрывается под бумажным панцирем. С волшебным судаком в руках мне удалось сделать один шаг по направлению к выходу, как вдруг внутри проснулась совесть. - Это же элементарное воровство! - истерическим голосом кричала она откуда-то из груди. – Но что же мне делать? - смутившись, отвечал я ей в ответ. – Хватать судака и бежать! – вдруг вмешался в разговор рыболовный азарт. Разговор длился бы еще очень долго, и каждый из участников спора приводил бы всё новые и новые аргументы, в итоге так и не сдвинув ситуацию с мертвой точки, если бы свое слово не сказал компромисс. В результате было решено судака всё-таки позаимствовать, но следующей ночью обязательно вернуть на место, таким образом хотя бы единожды прочувствовав настоящую судачью рыбалку.

    Да… после встречи с Юрием Витальевичем я выезжал на самостоятельную рыбалку два раза. И за две рыбалки не поймал ни одного судака. Правда, было две неплохих щуки – одну из них после нескольких минут вываживания всё-таки удалось поднять на борт.

    Вторая же умудрилась откусить виброхвост вместе с металлическим поводком, и о её размерах можно только догадываться. Но судака не было… и крайние меры, описанные выше, были призваны этот досадный факт исправить.

    Когда я выплыл на воду, меня охватили необычные чувства. Каким-то непостижимым образом я точно знал куда плыть, и где нужно бросить якорь. Нет, взглядом, как эхолотом, я не прощупывал рельеф дна, не видел сквозь толщу воды рыбу, но я точно знал, как мне надо действовать. Видимо это и есть эффект магического судака, базирующегося в данный момент в моей морозилке.

    Первый заброс был крайне волнительным. Вперившись взглядом в кончик спиннинга, я поглощал глазами каждое касание дна, каждую ямку и бугорок, но поклевки не последовало. Зато теперь я имел представление о рельефе дна. В пределах моей досягаемости было две бровки: дальняя – со значительным  перепадом глубины, метра пожалуй в 2; и ближняя – с перепадом где-то в метр. Место оказалось явно перспективным, и следующий заброс я делал с еще большей надеждой. И это таки случилось! После пары ступенек, в районе дальней бровки кто-то отчетливо подбросил моего Предатора, и я что есть силы подсек! Через минуту я уже заводил судака в подсак.

    Над пасмурной рекой, в холодном осеннем воздухе раздался взрыв демонического хохота. Хорошо, что поблизости никого не было, иначе меня бы приняли за умалишенного. Я смеялся, что-то кричал, активно жестикулируя вступал в монолог с только что пойманным судаком, короче – вел себя неадекватно. Настоящий, самостоятельно пойманный судак! Он явно был мне не безразличен. Вскоре делаю следующий заброс. Снова поклевка, и судя по сопротивлению такой же судачок! Но – о ужас! – он умудряется запутать снасть за корягу!  Ё-пе-ре-се-те! Через полминуты понимаю, что зацеп мертвый! Теперь уже над рекой звучит не хохот, а ругательства. Громкие, сочные. Я вспомнил все слова, которые так не любит цензура, и даже, кажется, придумал несколько новых. Корягу удалось дотянуть до самой лодки, и только тут плетенка оборвалась. …… мать! Не прекращая материться, вяжу новый поводок, цепляю первого попавшегося Предатора и забрасываю снова. Есть! Этот поменьше, но тем не менее зачетный.

    Следующая поклевка была поярче предыдущих. А последовавшее за ней сопротивление пощекотало не только мои нервы, но и порядком завинченный фрикцион. В течение секунд пятнадцати мне удалось сдвинуть его всего на пару метров, а на бублик удилища было жалко смотреть. Он делает очередной мощный рывок, и обрезает шнур о бровку покрытую ракушкой….. Я шумно выдохнул… Потом положил спиннинг в лодку и выдохнул еще раз. Сил материться уже не было никаких. Рассуждая о невезении, я не спеша вымотал пустой шнур, и стал вязать еще один новый поводок. Надо упомянуть, что предыдущие два поводка были во-первых короткими, в пятнадцать сантиметров, а во-вторых тонкими. Это чтобы не мозолить зоркий судачий глаз. Но раз уж клев настолько активный, а ракушка настолько острая, почему бы не поставить поводок посерьезнее? И я привязал монументальный по длине и толщине крепкий щучий поводок. И тут же решил проверить еще одну историю – совет, который давал мне Юрий Витальевич Хантер – осенью силикон должен быть покрупнее. Собственно после этих его слов у меня и появилась еще одна коробка силикона, ведь до этого была только банка шпротов третьего номера.

    Сомнения развеялись сразу – толщина поводка судаку была по барабану. На дальней бровке последовал хороший удар. На этот раз мимо. Но проводка продолжается, ведь шансы на еще одну поклевку вовсе не призрачны. Еще удар – и на том конце заворочалась приятная тяжесть. Этого я уже не упустил.

      Хантер был прав – на крупный силикон и судачок клюнул хороший.

    После еще нескольких ударов и одного схода клев резко прекратился. Шара кончилась – подумал я, и оказался прав. Меняя силикон, угол проводки и даже место ловли удалось заработать лишь несколько невнятных тычков. Не помогал даже заговоренный виброхвост.

   Погодка тоже не шептала. Если до этого меня запугать пытался только сильный ветер, то теперь с севера налетели еще и стремного вида тучи.

   Через время происходит еще один забавный случай. Собираясь уже заканчивать рыбалку, я мысленно проговорил – “еще один судак – и сразу еду домой”. Удивительно, но тут же следует хорошая поклевка. К сожалению после пары секунд сопротивления судак сходит. Я улыбаюсь  – значит явно пора заканчивать.

    Вот они – золотые осенние судаки. Не смотря на кучу нереализованных моментов, я очень рад улову. Да что уж там, сбылась еще одна рыболовная мечта. Уже которая в этом году. Еще год назад, с широко открытыми глазами просматривая судачьи бестселлеры Хантера, я и представить себе не мог, что когда-нибудь смогу сам это почувствовать, сам судака поймать. Но всё течет, все меняется, к счастью меняется к лучшему

    Жизнь прекрасна, точно вам это говорю.

развернуть

C судаком за осенним Хантером

         Уездный город К. жил своей размеренной жизнью. Все так же по улицам мелькали машины, по тротуарам прыгали воробьи, и все тем же обреченным шагом люди спешили на работу. Наступившая осень не сильно изменила привычный жизненный ритм, лишь только потеплее одев прохожих и нацепив на их светлые головы разнолоские головные уборы, среди которых пока преобладали кепки. Изменения же в природе были существеннее. После окончания месяца сентября, который был скорее завершением лета, чем началом осени, за дело взялся октябрь. Он уже скромничать не стал, и кроме того что продолжил сдергивать и без того малочисленные листья с деревьев, принес с собой крепкий ветер, дожди, и заметное похолодание, с периодическими ночными заморозками. Как следствие вода в реках постепенно охлаждалась, тем самым активизируя клев в рядах хищных рыб.   

    Хотелось на рыбалку. Я сидел в кресле и смотрел в окно. Спинка кресла в такт моим печальным вздохам периодически поскрипывала, а шелест листвы ореха, растущего за окном, постепенно убаюкивал. Я закрыл глаза и попытался представить себе реку. Читатели моих предыдущих блогов возможно решат, что я представил себе Псёл, но это не так. Я был на Псле несколько дней назад, и скорее всего это был последний выезд текущего года. Нет, щучек я конечно половил, но увядшая природа, из райского уголка превратившаяся в нечто банальное, манить к себе престала. Я представлял Днепр. Широкий, быстроводный, отливающий серебром, отражая пасмурное осеннее небо; качающий на волнах и пахнущий туманной влагой. Эх, стать бы сейчас где-нибудь на ямке, забросить джигу в темную воду, и ловить, забыв обо всем на свете… Но как бы ясно я себе это не представлял, какие подробности в общую картину не добавлял бы, это было всего воображением. Пора было открывать глаза и возвращаться к реальности. И я их открыл.

    Представшая передо мной картина мгновенно отняла дар речи. Вместо белого подоконника я увидел Днепр. На реку не спеша спускался вечер, а ветер обозначал свое отсутствие полным штилем. Но штиль меня сейчас заботил в последнюю очередь, потому как очень хотелось понять, каким образом я здесь очутился. Нет, я, конечно, слышал фразу о том, что мысли материальны, но убеждаться в этом воочию мне не приходилось ни разу. В надежде отыскать ответы я оглянулся, и был шокирован вторично.

    Теперь уже ноги мои подкосились, голова пошла кругом, и, спасаясь от обморока, я сел на корточки, уже из этого положения выпучив на происходящее глаза. Передо мной стоял легендарный человек. Мужчина, от одного вида которого школьницы исходят визгом, а дамы Бальзаковского возраста разражаются томными охами, от одного движения бровью которого рыбы сами выполняют ступенчатую проводку и без возражений вешаются на кукан, человек, который стал моим кумиром после его блогов о судаке,- Хантер. Мало того что он стоял передо мной, он еще и джиговал! Да-да, я находился в одной лодке с джигующим Хантером! Вы могли себе такое представить?! Я – нет, по крайней мере, до сегодняшнего дня. Я попытался что-то сказать, но в горле пересохло, и единственное что слетало с моих губ, это был некий хриплый свист. Первый вопрос Юрию Витальевичу я смог задать минуты через три, когда язык стал понемногу мне повиноваться. – Почему я здесь?,- спросил я растерянно. Хантер улыбнулся, перевел взгляд на меня, но ничего не ответил. Видимо, ответы я должен был искать сам. Ну что же, поищем. Оглядевшись вокруг, я обнаружил лежащий рядом спиннинг, с недвусмысленно привязанной к нему силикониной, на довольно внушительной, примерно сорокаграммовой джигголовке. Судя по всему, это и был один из ответов, ну по крайней мере руководство к действию.

   И уже через минуту, несмело обхватив комель судьбоносного спиннинга, я пытался изображать ступенчатую проводку. Надо сказать, получалось неплохо: удары джиги об дно чувствовались прекрасно, явственно стучали в руку, и стимулировали кончик спиннинга к разгибанию. После получаса подобных упражнений последовал очень хороший удар. Подсечку руки выполнили без моего участия, и вскоре я уже обнимался с судачком.

    Сказать, что я был рад – ничего не сказать, ведь это была моя первая рыба пойманная джигом на Днепре. Пусть судачок был не самым большим, но тем не менее он принес массу положительных эмоций.

    Со временем произошло еще одно чудо, о котором я пишу уже сдержаннее, потому что чудеса сегодня стали уже делом обычным. Еще минуту назад возле лодки можно было увидеть только воду с легким налетом пены, а теперь же из поливинилхлоридового монумента там возвышался человек.

    Свежематериализированный парень после пары минут удивлений представился Олегом, и теперь мы джиговали уже втроем. Практически сразу же Олег цепляет нечто, которое удается тянуть только руками.

    Нечто сразу же было отложено в сторону, как к ихтиофауне не относящееся.

    У меня еще одна поклевка, и судачок, немного крупнее предыдущего.

    Юрий Витальевич, за пару часов испытавший лишь несколько ударов, охарактеризовал сложившуюся ситуацию как бесклевье, отложил спиннинг в сторону, и принялся делиться секретами. Описав тактику и стратегию охоты на Днепровского судака, отхлебнув из баночки, он подошел к открытию настоящей тайны – причины по которой ему удается так успешно ловить клыкастого. Оказывается, начало этой истории уходит корнями в далекий 1986-й год, когда Хантер, абсолютно несознательно оставил в морозилке одного судака из своего тогдашнего улова. Он утверждает, что руководила им некая необъяснимая сила, которой наш герой даже хотел воспротивиться, очистив холодильник, но вовремя остановился. Оказывается, то был не просто судак, а судак, имевший большой вес в тогдашнем судачьем народе, и обряд мумификации, который Юрий Витальевич над ним совершил, стал воистину судьбоносным. С тех пор добычливость Хантера, находившаяся на отметке “хорошо”,  переместилась к отметке “невероятно”, и определила его дальнейшую судьбу. А знаменитый судак покоится в его холодильнике до сих пор.  

    Тем временем вечер уже практически догорел, и алое солнце было готово нырнуть за тополя на том берегу.

    К этому времени у каждого из нас было по несколько поклевок на счету, а мне даже удалось пару секунд подержать что-то хорошее. Но надежды на лучшее были. Мы ждали толчок воды, к которому, как известно, привязан клев всей Днепровской рыбы, и который должен был помочь нам сейчас. И мы его все-таки дождались, правда, случилось это поздновато, если я не ошибаюсь, на часах было уже семь часов вечера. Тем не менее, поклевки появились. Правда, не у меня, подсекали в основном Юрий с Олегом, чаще конечно это делал Хантер, которому все-таки удалось подтвердить свое реноме, и извлечь из пучины нечто похожее на судака.

    Через время Юрий Витальевич засекает еще одного, килограмма на полтора, но тот сходит, разогнув крючок уже в полете к ногам гуру. Дальше опять поклевки, поклевки, поклевки… выводы о том, что сегодня не тот день, и наконец логическое заключение о завершении рыбалки.

    Как только я зацепил крючком одно из колец на спиннинге, все немногие источники света вокруг вдруг погасли. Я очутился в кромешной темноте. Пошарив по сторонам рукой, я вдруг нащупал выключатель светильника, щелкнув которым, я обнаружил себя снова дома. Я сидел в том же кресле, а передо мной было то же окно, правда за окном была уже ночь.

развернуть

Две рыбалки

 

Рыбалка первая

 

    Итак, изыскания внутренних резервов продолжаются. Конец августа, яркое летнее утро, и я снова на Псле. Под  закадровые птичьи трели сборы пролетают быстро, и вот я уже плыву вверх по течению, преследуя верхнюю точку будущего сплава.

     Туман сегодня выдался на славу. Такое ощущение, будто скользишь внутри большого облака: густого, но в то же время невесомого; обволакивающего со всех сторон, но при этом робеющего к тебе прикоснуться. Он плыл, кружился, подымался и ниспадал, он извивался под первыми солнечными лучами, корчась в агонии, и впуская внутрь себя всё больше и больше чистого воздуха. Он медленно умирал, но делал это красиво.

    Вообще я собирался плыть дольше, но слишком уж заманчивыми были пейзажи вокруг. Коряжки, слегка выступающие над водой, поваленные деревья, обрывы, кусты над рекой – всё это выглядело слишком соблазнительно, чтобы не поддаться искушению и сделать наконец первый заброс.

    Конечно, на том конце был Ридж. Тот самый, 35-й, решивший судьбу последней рыбалки. После откупоривания коробки с приманками, я даже не задумывался над выбором. Но всё оказалось не так просто – минут десять попыток изловить кого-нибудь результата не принесли. Хотя надо сказать, что в проводке я особо не изголялся, катушка крутилась равномерно в надежде на собственное обаяние Риджика. Но не столь сильным оно оказалось, и пришлось вспоминать наработки с проводкой, полученные на прошлой рыбалке. Как там... небольшие рывочки, практически дрожа спиннингом… ага, вот так вот… руки с непривычки поначалу не слушались, но торжество разума над конечностями всё-таки состоялось, и приманка заиграла по-новому.  А вот и первый результат.

    Маленький совсем, но голавль. Знак хороший – проводка работает. Идем дальше.

    На последней фотографии не второй, и даже не третий, это уже пятый пойманный голавлик. Все как один – ладошечные. Закрадывались мысли, что Ридж в бэбикиллеры подался, но на прошлой рыбалке он ловил вполне приличных голавлей, и оснований для недоверия не было. Продолжаю ловить им и дальше.

    Дальше - моя любимая коряжка, практически каждый раз она дарит мне поклевку.

    Сегодня их было даже две. Красноперке на Ридж я уже не удивляюсь.

    А вот с окушком пришлось поиграться, но в итоге сгубила его небольшая пауза в проводке.

    Мелкий голавль продолжает ловиться с завидным постоянством. За 2-3 часа я поймал их в несколько раз больше, чем за все предыдущие рыбалки.  Но, правда, размер подкачал, причем подкачал у всех, поэтому после краткой лекции о вреде потребления Риджей в несовершеннолетнем возрасте, они все и отправлялись на волю.

    Еще одна красноперочка.

    Середина рыбалки, пора подвести промежуточные итоги. Всего поймано штук 20 рыб, из них 2 красноперки, несколько окуней, остальное – мелкий голавль. Плюс около 10 ударов, из которых 2-3 вполне солидные. Одного неплохого голавля удалось даже секунду подержать, но в итоге и он сошел. То есть вроде бы и рыбалка удачно складывается, но при этом ни одной зачетной рыбы так и не было поймано. В надежде на перемены цепляю 33-й Зурик. В его активе несколько голавлевых выходов, но на поклевку никто так и не сподобился. Пробую Аляску от Дорадо - небольшой крэнк с очень активной игрой. На одном из забросов попадаю за корягу, не достающую несколькими сантиметрами до поверхности. Ударившись лопаткой о препятствие, воблерок бодро его перепрыгнул. И сразу же из глубины на него кинулась какая-то рыбина. Фонтан брызг, шум, но, к сожалению, рыбка промахнулась. Я так и не понял, кто это был, то ли голавль, то ли щука, но представление было зрелищным, тем более что всё происходило в 15 метрах от меня. Больше Аляской никто не интересовался, и пришлось снова возвращаться к Риджу. В отличие от начала дня, теперь голавлики попадаются реже. Вместо них японца жадно хватали окуньки. Полосатых зверушек поймалось не меньше десятка.

    Всё, больше не могу. Желание ловить мелочь пропало окончательно. Полсотни голавликов и окунят, пара десятков ударов, из которых один очень хороший, сход неплохого голавля, но зачет по-прежнему не размочен. Пора смириться. На рыбалку остается еще минут сорок, и я решаю прицепить проверенный Хорнет от Салмо. На нем и закончим, не клюнет так не клюнет.

    Спустя 5 минут прямо у лодки цепляется окунек грамм на 300, но тут же сходит. Уже лучше, едем дальше. Через время воблер был остановлен хорошим ударом. “Щука!” – проносится в голове, и тут же рыбина под визг фрикциона устремляется в коряги. Повезло, что щучка оказалась не очень настойчивой. Почувствовав мои несмелые попытки её развернуть, рыбка сразу же рванула в другую, чистую от коряг сторону. Уже лучше, теперь гуляй сколько хочешь. Щучка мою галантность оценила, и с минуту именно этим и занималась. И вот, пятнистая субмарина наконец всплыла.

    И сразу же снова рванула в укрытие.

    Опять с трудом её разворачиваю, и снова она уходит на дно. Но всё-таки силы не безграничны, и щучка вскоре поднимается на поверхность, разбивая водное зеркало своими кульбитами.

    За 10 секунд до подсачивания.

    На прощанье Хорнет, очередной раз доказавший свою состоятельность, облавливается симпатичным окушком.

    Возвращаюсь, ибо пора уже.

    Изготовив импровизированный штатив, самозапечатляюсь со щупачком, он этого стоит.

 

Рыбалка вторая

 

     Я люблю осень. Из всех времен года больше всего мне нравится именно эта пора. Составить ей конкуренцию может разве что весна, но всё равно, свой голос я отдам не ей. В осени чувствуется покой, завершенность, умиротворенность. Больше не надо спешить, привязывая рыбалку к утренним и вечерним зорям, теперь можно ловить весь день. Нет жары, назойливых насекомых, нет больше ничего лишнего. А запахи! Какие же яркие запахи дарит прохладный осенний воздух! Углубившись в подлесок, граничащий с рекой, можно дышать опавшей листвой, дождевой влагой, копящейся в низинках,  можно устроить охоту на грибы, а можно просто гулять, вороша желтизну осеннего ковра и вдыхая цимус спелого леса.

    Обычно на рыбалку я старался попадать в солнечные дни. Хорошая погода, хорошее настроение, из этого должен был следовать и хороший улов. В этот раз я решил изменить принципам. Прогноз обещал ветер, небо затянутое тучами и возможно дождь. Я был со всем согласен, тем более что это была чисто осенняя погода, а именно в осень я и хотел сегодня окунуться. В этот раз я всё-таки решил доплыть вверх по течению до новых мест, возможно, они принесут и новые результаты.

    О получасовом махании веслами я нисколько не пожалел. Места оказались действительно прекрасными. Река была сплошь укрыта буреломом из коряг – излюбленным местом обитания объекта моих теперешних рыболовных желаний, голавля.

    Под деревом, на последней фотографии нависающим над водой, происходит первая поклевка. Удилище сотрясает резкий удар, и голавль стрелой летит на середину реки. Вот он, тот самый момент. Мое любимое время года, неспешно несущая свои воды река, вокруг красивейшие места, слышен негромкий шум ветра о кроны деревьев, ни одной живой души рядом, а на крючке бьется сильная рыба. Вот он, пик наслаждения. Не тогда, когда я заведу его в подсак, не тогда, когда я отпущу его или наоборот положу в рюкзак, не во время кулинарных изысков или же просмотра фотографий и хвастовства ими перед знакомыми, а именно сейчас. Я не спешу подтягивать его к себе, немного продлевая удовольствие. Вскоре он появляется у лодки: красные плавники, черный хвост, он блестит чешуей, он очень красив теперь. Он бросается в глубину, срывая со шпули несколько метров лески, он бьется до последнего. В сантиметре от подсака он делает последний рывок и сходит. Он победил.

    Обидно. Тем более что это плохая примета – сход первой рыбы. Но что тут поделаешь… идем дальше.

   Через время клюет еще один. На этот раз небольшой.

    За Риджем, прямо к лодке, выходит полукилошная щучка, так и не решившаяся клюнуть. Меняю его на 33-й Юзурик. Практически сразу тот облавливается совсем маленьким щуренком, сорвавшимся уже в воздухе. Пробую Бомбер – ничего. На Хорнет - тоже ноль. Возвращаюсь к Риджу и продолжаю бомбить разносортную мелочь.

    Снова пробую Хорнет, теперь он ловит окунят.

    Ридж исправно ловит голавликов. Сегодня их размер побольше, чем в прошлую рыбалку.

    День практически весь был пасмурным, поэтому выходов рыбы я почти не видел. Солнце выглянуло минут на 5, но и их мне хватило, чтобы посмотреть на выход голавля-полтарушки за воблером. Вообще, я о них уже почти не пишу, потому что привык к ним. Но всё равно, когда смотришь на такое, сердце всё-таки ненадолго останавливается. Были рыбалки с парой выходов крупных голавлей, были рыбалки, когда таких выходов случалось больше десятка, но каждый раз это происходит очень эмоционально.

    Честно говоря, я не представляю что это, и с какой планеты оно прилетело. Единственное что могу добавить – да, у него действительно есть хвостик.

    Кроме голавлево-окуневой мелочи Риджу удается соблазнить щучку. Взяла под корягой, сразу после падения приманки, как настоящий голавль.

    Обед. Наевшись - бросаю якорь, ложусь в лодку, смотрю на небо.

    Шелестят листвой деревья, по небу плывут тучки, внутри такое ощущение, будто мне сейчас больше ничего не надо. Не знаю почему, но такую умиротворенность я ощущаю только находясь среди природы. Город не дает этого. Город оставляет толику беспокойства, лишиться которого можно только покинув город.

   Завершить рыбалку, как и в прошлый раз, решаю Салмовским Хорнетом. Мелочь оказалась не против.

    Немного времени посвящаю ловле на щучьем берегу, в кувшинках. Буквально сразу же клюет щучка за килограмм, но в итоге прямо около подсаки сходит. М-да, примета всё-таки сработала. Последним на сегодня был очень резвый окушок.

   Пришла пора с рекой прощаться. Но я точно знаю, что обязательно сюда вернусь.

развернуть
Показать еще
Надоела реклама?
Поддержите DIRTY — активируйте Ваш золотой аккаунт!